Тени исчезают в цифре

Тени исчезают в цифре

Усилившиеся информационные возможности Федеральной налоговой службы (ФНС) позволяют ей начать новую кампанию по борьбе с уклонением от социальных платежей на уровне всей страны. О такой работе вчера на совещании в Саратове объявила замглавы ФНС Светлана Бондарчук. Принципы выявления объектов будущих проверок объявлены: служба ориентируется на разрывы между динамикой фонда оплаты труда и агрегированными показателями на уровне регионов (рентабельности бизнеса, инвестиций, частного спроса и динамики ритейла, активности кредита). Вероятная основная цель ФНС в начатой с Саратова кампании — предотвращение ухода в тень растущего бизнеса.

Вчера ФНС провела совещание-семинар, посвященный начавшейся кампании по борьбе с теневой заработной платой. О ней в Саратове (семинар проводился для налоговых подразделений и администраций Приволжского федерального округа (ПВО) — по данным “Ъ”, это первое мероприятие этой серии) рассказала замглавы ведомства Светлана Бондарчук. ФНС впервые подробно сообщила цели кампании и технологии своей работы по этой теме в ближайшие месяцы.

Представленная на семинаре презентация продемонстрировала возросшую в связи с цифровизацией службы и появлением легко анализируемого массива экономической информации возможность применения риск-ориентированного подхода при проверках налогоплательщиков. Общеэкономические данные ФНС при вычислении теневой зарплаты использовала и ранее, однако сводки Росстата и облстаткомитетов ранее не давали возможности полноценной детализации информации и привлечения косвенных показателей. Сейчас, с появлением у ФНС данных о розничных продажах в их динамике, о налоговой базе, о кредитной динамике, а также возможности сопоставления данных о любой группе налогоплательщиков с отраслевыми показателями способности к вычислению «групп риска» среди налогоплательщиков, видимо, пока еще ниже, но уже близки к возможностям службы по выявлению «обрывов цепочек» НДС.

В ходе своего выступления госпожа Бондарчук продемонстрировала, что в ПФО (15% ВВП РФ) служба выделяет группы регионов с высокими темпами налоговых поступлений на уровне среднероссийской динамики и выше (Башкирия, Кировская область, Мордовия), в которых темпы роста НДФЛ ниже, чем следовало бы ожидать. Непосредственно в Саратовской области, как признал вице-губернатор региона Александр Стерлюхин, оптимизация расходов на оплату труда активна: по уровню зарплаты область занимает 73-е место в РФ, темпы прироста НДФЛ — 3,2% в год, 10-е место в ПФО. В Саратовской области в поле зрения ФНС уже попали компании сетевого ритейла и агропереработки — статистика налоговиков показала, что в ряде случаев средняя зарплата ниже регионального МРОТ.

Впрочем, в большинстве случаев предъявленная методика анализа «групп риска» рассматривает менее очевидные показатели. Исходя из презентации ФНС, в числе анализируемых показателей в отраслевом разрезе — динамика продаж и оценочной рентабельности, динамика налоговых выплат в сопоставлении с НДФЛ и соцсборами, оценка уровня и динамики агрегированного спроса физлиц и юрлиц в регионе (на примере Татарстана ФНС продемонстрировала возможности учета кредитов физлицам при расчете показателей частного спроса). Исходя из данных семинара, контроль расходов в общепринятом понимании (в отношении физлиц) в аналитической работе ФНС не применяется, налоговики оперируют только консолидированными данными по территориям и отраслям.

Дальнейшая методика кампании борьбы ФНС и региональных властей с «недопустимо высоким уровнем ненаблюдаемых доходов» не предполагает серьезных новшеств: это те же действующие «зарплатные комиссии» в регионах, совместная работа ФНС и МВД, налоговые проверки — камеральные и выездные. Акцент, впрочем, делается на создание информационной среды для бизнеса.

Судя по приводившимся на совещании примерам, у ФНС в кампании несколько задач. Главная — предотвращение использования крупным бизнесом в регионах стратегии роста за счет экономии на зарплатах. Акцент делается скорее на крупных работодателях, чем на мелких, ФНС будет вполне прицельно вычислять компании, которые рассматривают теневую зарплату как конкурентное преимущество и допустимый временный фактор быстрого роста. Напомним, динамика тени в РФ в последние годы, исходя из косвенных данных Росстата, была нестабильной и нестандартной (так, с 2014 года падали доходы от собственности, сокращалась доля МСП — см. “Ъ” от 29 января), но региональные тренды довольно часто отличались от общероссийских: в стабильной ситуации рост конкуренции вполне может провоцировать отрасли и регионы на уход от социальных платежей как меру, поддерживающую экономический рост. Задача ФНС в этом случае — предотвратить такие сценарии.

Кроме того, ФНС намерена готовить деловую среду к расширению затрагивающего пока только четыре региона эксперимента по легализации самозанятых: в субъектах с высоким уровнем «теневизации» экономики это может существенно снизить уровень доходов соцфондов и муниципалитетов. Наконец, ФНС, увеличившая свои возможности за счет цифровизации, очевидно, учитывает новые риски для налоговой базы, создаваемые общей цифровизацией экономики и появлением платформенных бизнесов, в том числе в регионах РФ. Пока эти риски виртуальны, однако скорости распространения, например, аутсорсинговых решений, цифровых платформ в логистике, сервисе, профуслугах способны изменять картину в отраслях за несколько лет — сохранение же «старых» зарплат в явно растущих и меняющихся секторах вполне может указывать ФНС на их увод в тень.

admin