Счетная палата подсчитала подоходный

Счетная палата подсчитала подоходный

Счетная палата опубликовала отчет, анализирующий администрирование Федеральной налоговой службой (ФНС) налога на доходы физлиц (НДФЛ). Сами по себе проблемы с администрированием подоходного налога, преимущественно связанные с проблемой получения ФНС информации в регионах, мало что значат в сравнении с главной проблемой — превышение расходов физлиц над облагаемыми НДФЛ доходами в РФ в течение трех лет стабильно составляет около трети, в 12 регионах России оно превышает 50%. Рекомендации СП умеренны — необходимо закрыть законодательные «дыры» в обмене информацией ФНС с другими госструктурами. В будущем главный тренд в ОЭСР в этом вопросе — автоматическое налоговое декларирование, в том числе по НДФЛ.

Счетная палата выпустила отчет аудитора Андрея Батуркина по итогам анализа администрирования ФНС налога на доходы физических лиц в 2016–2018 годах. Отчет частично захватывает период нестабильности экономической ситуации в малом и среднем предпринимательстве в 2017–2018 годах и начало периода бурного развития электронных платежей. Фактически в документе описываются результаты подготовительных работ в ФНС в прошлые годы по администрированию НДФЛ — с 2019 года подоходные налоги рассчитываются в системе АИС «Налог-3», в рамках которой администрируется большая часть остальных налогов (ранее в ФНС работала отдельная система — СЭОД). Как следует из отчета, в период 2016–2018 годов каких-либо радикальных проблем в администрировании НДФЛ налоговые органы не испытывали.

Темпы роста поступления НДФЛ в бюджетную систему (это 3,25 трлн руб. в 2017 году, 3,63 трлн руб. в 2018 году, 1,78 трлн руб. в первом полугодии 2019-го) всегда выше инфляционных уровней, а собираемость налога в реальном выражении всегда выше роста фонда оплаты труда — «обеление» вполне происходит, хотя и медленно — занятость в «тени» с 2015 года колеблется, по данным Росстата, в районе отметки 20% работающих: таким образом, можно предполагать, что подушевые доходы в «тени» сокращаются, что неплохо коррелирует с косвенными данными о депрессии в теневом секторе в последние годы.

По регионам РФ данные СП показывают сильную неравномерность реальной ситуации.

Отчет обсуждает, помимо прочего, несколько проблем с администрированием НДФЛ, которые, исходя из описания, системными назвать нельзя. Первая группа — отсутствие в законодательстве ряда норм, позволяющих ФНС через свои подразделения получать от других органов власти в регионах данные, например, о регистрации договоров аренды жилья, по ряду вычетов, по субъектам патентной системы, о получении маткапитала. Рекомендации СП по этим моментам направлены, судя по всему, часть из них уже в работе в Белом доме. Отдельно СП анализирует эффективность так называемых зарплатных комиссий в регионах — они создавались десятилетие назад, с этого момента сильно изменилась и сама ситуация с уклонением от уплаты налогов, и практики взаимодействия регионов с бизнесом. «В целом по Российской Федерации доля дополнительных поступлений НДФЛ по результатам работы комиссий в общем объеме поступлений НДФЛ в 2016 году составляет 0,3%, в 2017 году — 0,16%, в 2018 году — 0,19%»,— констатируется в отчете.

Почему неформально занятые в России почти не отличаются от официально трудоустроенных

Отметим, все это имеет очень ограниченное значение в сравнении с главной темой, на которой отчет не акцентируется, но которую не замалчивает. В статистике Росстата денежные доходы (в 2016 году 54,1 трлн руб., в 2017-м — 55,4 трлн руб.) лишь на две трети покрывают успешно облагаемые НДФЛ расходы физлиц в экономике за текущий год: на доходы по статье «прочие денежные поступления» за эти два года приходилось по 14,4 трлн руб. По сути, это предельная оценка тех доходов, которые по существу являются предметом обложения подоходным налогом, но НДФЛ эффективно не облагаются. В этой цифре и серые зарплаты, и другие формы теневых выплат и предоставления имущества, и многое другое. «Без учета указанной статьи доходов превышение расходов над доходами в указанных периодах составило 36,2% и 35,1% соответственно»,— констатируют в СП, уточняя, что в 12 субъектах Российской Федерации указанное превышение ежегодно составляет более 50%. Среди них Московская, Воронежская, Ростовская, Тамбовская, Ивановская, Брянская области, Краснодарский край, Башкортостан, Чечня, Кабардино-Балкария, Дагестан, Адыгея.

Никакого радикализма — например, контроля над электронными платежами и т. п.,— СП не предлагает. Тем не менее в описании международного опыта со ссылкой на ОЭСР указывается: главный мировой тренд в этой сфере — переход от заявительного к автоматическому налоговому декларированию, в том числе физлицами и по НДФЛ. Пока ФНС, чьи возможности в связи с цифровизацией по администрированию «тени» резко возросли, также не демонстрирует готовности резкого давления на нее, предпочитая скорее кампанию постепенного перевода оборотов малого бизнеса в электронные платформы («самозанятые»). Тем не менее отчет СП показывает, что относительно быстрый переход на систему, в рамках которой по крайней мере часть теневых доходов будет облагаться НДФЛ автоматически, рано или поздно произойдет и в России.

admin