Вы здесь

Шестилетка капитализма

11.07.2018

Основная идея обсуждающегося в правительстве нацпроекта по повышению производительности труда стоимостью 30–35 млрд руб. в год — распространение эксперимента Минэкономики по перестройке системы управления предприятиями, как государственными, так и частными, а также обучения их персонала на 10 тыс. крупных и средних предприятий РФ вне сырьевого сектора. Практически речь идет о шестилетней нематериальной субсидии участникам проекта. Основной же вопрос к проекту — в какой мере причины, не позволяющие делать то же самое рынку, будут в 2019–2024 годах снижать эффективность управленческой помощи государства поддерживаемому бизнесу.

“Ъ” стали известны параметры национальной программы (нацпроекта — пока в Белом доме окончательно не утверждена терминология в этой части) «Повышение производительности труда и поддержка занятости». Паспорт проекта и дополнения к нему направлены разработчиком, Минэкономики, премьер-министру Дмитрию Медведеву 29 июня. Вице-премьером — куратором нацпроекта является Антон Силуанов, руководителем — министр экономики Максим Орешкин, в проекте три федеральные программы, для которых руководителем является заместитель главы Минэкономики Олег Фомичев, одно из ключевых лиц в нем — помощник министра Юлия Урожаева.

Общая стоимость проекта ограничена 156 млрд руб. в 2019–2024 годах, причем на деле это один из самых дешевых нацпроектов — основная часть финансирования на федеральном уровне придется на субсидирование льготных займов Фонда развития промышленности предприятиям, участвующим в проекте,— это 2175 крупных и средних компаний, работающих в нем на федеральном уровне, 3745 — на региональном и 4080 компаний, внедряющих разработки проекта самостоятельно.

Фактически нацпроект является масштабированием пилотных программ Минэкономики, Минпромторга, ФРП и «Росатома» 2017–2018 годов до 2024 года на всю территорию РФ.

Основная идея — при достаточно ограниченном материальном стимулировании (через ФРП) обеспечить перестройку систем управления российских компаний для повышения на них производительности труда. Напомним, в стандартных условиях собственники компаний напрямую заинтересованы в этом, инвестируя прибыли в программы на частном уровне, в случае же с нацпроектом значительную часть исследовательской и консультационной работы госструктуры готовы взять на себя — то есть де-факто речь идет о бюджетном (преимущественно федеральном) спонсировании этой деятельности. Главная цель — выход на рост производительности труда не менее чем на 5% в год (одна из целей нацпроекта на 2018 год — законодательно зафиксировать само определение «производительность труда») в компаниях, как в частных, так и государственных, под управлением государственного проектного офиса или при его разного рода содействии. Сумма субсидий, впрочем, в масштабах экономики РФ исчезающе мала — это 0,03% ВВП в год.

Общий масштаб предлагаемой Минэкономики работы «в поле» — переобучение (в том числе за пределами РФ) около 80 тыс. сотрудников 10 тыс. несырьевых предприятий, в том числе транспортных и сервисных, и соответственная перестройка управления этими компаниями собственниками. В силу этого, очевидно, обучение преимущественно затронет управленцев средних компаний. Кроме этого, Минэкономики намерено создавать типовые решения для сопоставимых отраслевых предприятий, «дорожные карты» по коррекции законодательства, ограничивающего рост производительности. Кроме того, в проекте предполагается переобучение персонала госслужб занятости.

В нацпроект де-факто включено завершение имеющей отношение к несырьевой промышленности активности правительства в реформе контрольно-надзорной деятельности (КНД). Довольно часто сами предприниматели объявляют барьеры КНД главной причиной отказа от инвестиций в современные формы управления, ставок на рост рыночной конкуренции и рост рентабельности бизнеса, увеличения норм реинвестирования. Впрочем, очевидно, что действуют и иные факторы, с которыми нацпроект Минэкономики, уникальная в своем роде идея «государственного бесплатного McKinsey», вряд ли способен что-либо сделать. Среди них низкий интерес собственников (в том числе государственных) к каким-либо изменениям в управлении их бизнесом: учитывая добровольность участия в проекте, это может стать проблемой всего проекта.

Распространение управленческо-образовательных технологий, которыми в 2011–2018 годах правительственные структуры успешно боролись за повышение квалификации своего персонала при кадровом дефиците на госслужбе, может быть эффективным. Непрерывное образование принципиально более распространено в госсекторе в сравнении с промышленным сектором, и это один из факторов успешности многих компаний и госкомпаний, активно трудоустраивающих у себя людей с госслужбы. В случае с нацпроектом ситуация нестандартна, поскольку компании и конкурируют за кадры с госслужбой, а востребованные квалификации в двух секторах различаются. Тем не менее в качестве локального нацпроект Минэкономики может иметь успех, учитывая степень прямого и косвенного огосударствления несырьевых отраслей в последние годы.

Но общеэкономические причины отказа от конкурентных стратегий компаний вполне дирижистский проект Минэкономики не устранит ни в 2019–2024 годах, ни позже: среди этих причин неразвитость финансовой сферы в РФ, сложность в том числе судебной защиты собственности, неофициальные взаимоотношения собственников бизнеса и государства. При всем альтруизме подхода Минэкономики к проблеме производительности труда бизнесу и его собственникам в нацпроекте отводится роль скорее объекта, чем субъекта изменений. Впрочем, в основании нацпроекта просматривается и вполне обоснованное мнение о том, что бизнес в России с точки зрения общества все равно не является полноценно частным — в силу этого «обучение капитализму» вместо работы рынка, обычно делающего это без усилий Минэкономики, считается приемлемым.

Источник: kommersant.ru