Неуловимо, но неизбежно: почему мировая экономика входит в новый кризис

Неуловимо, но неизбежно: почему мировая экономика входит в новый кризис

Все признаки указывают на приближение глобальной рецессии, но ее начало все равно будет неожиданным

Современная экономическая наука, к сожалению, не может с высокой точностью спрогнозировать наступление экономического кризиса. Но оценить его вероятность вполне реально.

Экономика циклична, но из всех экономических циклов с практической точки зрения сейчас наиболее интересен среднесрочный, который еще называют циклом Жюгляра (по фамилии первооткрывателя — французского экономиста XIX века). Он обычно длится 7–12 лет, и очень просто выстроить ряд: 1997 год (российский дефолт 1998-го — только эхо азиатского экономического кризиса) — 2008 год (когда кризис действительно был глобальным) — 2019–2021 годы.

Признаки рецессии

Существует немало признаков близкого наступления очередного мирового экономического кризиса.

Во-первых, цикличность. Если от предыдущего кризиса прошло от семи до 12 лет, то это само по себе повод для осторожных инвесторов сократить рискованные позиции и вывести капитал в защитные активы. В российских реалиях это означает продать российские рублевые активы и перевести средства в активы в долларах и евро (теоретически и в швейцарских франках и в иенах, но эти валюты редко используются российскими инвесторами). Самые осторожные вообще предпочтут вывести активы из России: неслучайно отток капитала растет последние несколько месяцев.

Во-вторых, торможение экономического роста. Мы видим, что экономика растет все медленнее и в США, в Европе, особенно в локомотиве Евросоюза Германии, в России, и даже в Китае. Естественно, падают и темпы роста мировой экономики.

В-третьих, снижение уверенности в завтрашнем дне. Падают все индикаторы, которые прямо или косвенно характеризуют уверенность экономических субъектов в дальнейшем экономическом росте: индикаторы PMI (индексы менеджеров по закупкам), продажи инвестиционных товаров и товаров длительного пользования. Фирмы в ожидании кризиса стремятся не начинать новые крупные инвестиционные проекты и активно завершают начатые. Особенно ярко это проявляется в строительстве.

Наконец, падение индикаторов денежного рынка. Самый заметный из них — инверсия спреда между краткосрочными (два года) и долгосрочными (десять лет) госбумагами США. В норме доходность долгосрочных бумаг выше, так как в числе прочего содержит в себе и риск-премию за больший промежуток времени. Если же выше доходность краткосрочных бумаг, то налицо явный признак, что инвесторы ждут кризиса. Это эмпирическое правило неплохо работало на протяжении последних трех десятилетий.

То, что все четыре признака указывают на приближение мирового кризиса, к сожалению, не помогает узнать точную дату его наступления. Тем не менее для большинства разумных инвесторов это является сильным аргументом в пользу радикального пересмотра своих портфелей. Рискованные инструменты — прежде всего акции, но это касается всех рублевых активов — имеет смысл сильно сократить. Консервативные и прежде всего валютные — напротив, имеет смысл нарастить. Эта логика — уход из рискованных рублевых активов в сторону низкорискованных валютных — хорошо работала и перед 1998 годом, и перед 2008-м. Скорее всего, она окажется неплохой и сейчас.

Важно помнить, что кризисы не повторяются по одному и тому же сценарию. Так, кризис 1997 года затронул в основном Юго-Восточную Азию, а в 2008 году охватил все хоть сколько-нибудь крупные экономики мира. И развивался он быстро и практически синхронно — глобализация и в этом вопросе себя проявила.

Причины и повод

Только примерно через год после наступления кризиса становится более менее понятно, что стало его истинной причиной. Однако можно уверенно указать минимум на два фактора, которые будут сильно способствовать развитию кризиса.

Во-первых, перегрузка долговыми обязательствами. Кризис 2008 года был преодолен не за счет банкротства несостоятельных бизнесов (что было бы правильно), а за счет огромного вливания денег в экономику. Цена этого вливания — сильный рост и корпоративного, и государственного долга в развитых странах и в Китае. Таким образом, острые симптомы кризиса были сняты, а вот его стратегические причины в основном остались.

Во-вторых, противоречия, порожденные глобализацией. Перевод производств из развитых стран в развивающиеся, в основном в Азию, позволил развитым странам сильно снизить потребительскую инфляцию, что порадовало население, но за это пришлось расплатиться отрицательным торговым балансом. Особенно большой дефицит торгового баланса в паре США — Китай (немного меньше у США и ЕС). Это порождает не только чисто финансовые проблемы (нужны источники финансирования дефицита), но и социальные — США потеряли довольно много рабочих мест в пользу Китая. Естественно, такое положение дел не может не вызвать недовольство как простых американцев, так и политиков. И самое яркое проявление этого недовольства — торговые войны и рост таможенных пошлин. А это эффективно притормозит международную торговлю, а вслед за этим экономический рост и Китая, и США.

Что именно станет поводом для кризиса — не слишком важно. Это может быть и вполне случайное событие, как вариант — банкротство крупной компании. Но благодаря глобализации быстро запустится цепь событий, которые и приведут к наступлению полномасштабного кризиса.

Одним из важнейших свойств кризиса является то, что его развитие — самоподдерживающийся (автокаталитический) процесс. Будучи один раз запущен, он развивается быстро и необратимо. При этом скорость падения фондового рынка (и стоимость широкого класса других активов), как правило, заметно выше, чем скорость роста после прохождения пресловутого «дна». Это значит, что поторопиться с ожиданием кризиса для большинства инвесторов намного менее опасно, чем опоздать.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/opinions/economics/15/08/2019/5d5535dc9a794799f1ba5e96

admin