Водителей отодвигают от судов

Через три дня институт финансового уполномоченного начнет уже в обязательном порядке рассматривать все споры клиентов с компаниями по каско и ОСАГО. Старт работы нового механизма будет обеспечен за счет взноса ЦБ в 3 млрд руб., остальные расходы должны покрыть утвержденные ставки рассмотрения споров — от 15 тыс. до 45 тыс. руб. за каждый конфликт. Служба финомбудсмена рассчитывает нанести серьезный удар по бизнесу автоюристов, зарабатывающих на судах со страховщиками. Защитники автомобилистов считают, что походы граждан в суды не прекратятся, поскольку финомбудсмен не вправе взыскивать штрафы в пользу недовольных клиентов.

Главный финансовый уполномоченный Юрий Воронин вчера представил ставки взносов по рассмотрению страховых споров, которые с 1 июня в обязательном досудебном порядке будет рассматривать его служба. Базовая ставка по спору для страховщика составит 30 тыс. руб. Она обнулится, если претензии клиента будут признаны несостоятельными. Если же компания удовлетворит претензии в течение пяти дней с момента привлечения финуполномоченного, ставка составит 7,5 тыс. руб., в срок до десяти дней — 24 тыс. руб., свыше десяти дней — 30 тыс. руб., в случае признания претензий клиента страховщика обоснованными — 45 тыс. руб. Страховщик будет оплачивать работу финуполномоченного по итогам квартала.

Если стороной спора является не держатель полиса, а автоюрист, выкупивший права требования к страховщику по спору, так называемый цессионер, его ставка составит 15 тыс. руб. за дело. Она не обнуляется по итогам рассмотрения спора и оплачивается сразу при обращении к финомбудсмену. Как считает глава службы обеспечения деятельности финансового уполномоченного Ольга Крайнова, такая ставка сократит «рентабельность» цессионеров на 30–40%. По ее словам, срок давности споров со страховщиком, к которым можно привлечь финомбудсмена, составляет три года (по ним не должно быть судебного решения). В службе полагают, что порядка 15% решений омбудсмена будут оспариваться в судах.

По словам Ольги Крайновой, старт работы нового института обеспечит взнос ЦБ в размере 3 млрд руб. Законодатели пока не освободили финомбудсмена от налога на прибыль, и 20% от взноса службе придется заплатить в бюджет. «Это нонсенс,— говорит она,— если в следующем году мы не будем освобождены от налога, ставки придется поднять на 20%». В случае отмены налога на третий год существования служба планирует выйти на самоокупаемость. Омбудсмен готовится принять около 308 тыс. споров в год только по ОСАГО (исходя из судебной статистики). Для этого ему нужен штат из 792 работников. Ольга Крайнова говорит, что службе пока хватит 170 человек: «Этого достаточно для входа в боевой режим».

Порядок обращения к финомбудсмену такой: сначала надо направить претензию страховщику, он должен ответить в течение 15 рабочих дней при подаче электронной заявки или в течение 30 календарных дней при других способах подачи. Затем, с неустроившим ответом страховщика надо обратиться к уполномоченному — через сайт службы или простым письмом. Служба рассматривает обращения в течение 15 рабочих дней, в случае проведения экспертизы срок может быть продлен не более чем на десять рабочих дней.

По словам координатора движения «Синие ведерки» Петра Шкуматова, не исключено, что граждане будут формально относиться к обращению к финомбудсмену, поскольку выгода от похода в суд с претензией к страховщику по-прежнему остается — финуполномоченный, в отличие от суда, не вправе взыскивать штрафы в пользу клиента страховщика по закону о защите прав потребителей.

Источник: www.kommersant.ru

Госдума одобрила новые льготы для привлечения крупных инвестиций

Участникам специальных инвестиционных контрактов (СПИК) предложат новые возможности и преференции. Усовершенствованную модель привлечения инвестиций, известную как СПИК 2.0, утвердила во вторник в первом чтении Госдума.

Механизм СПИК действует с 2015 года. В обмен на льготы компания обязуется модернизировать или построить производство с нуля. В рамках СПИК с 2015 года заключено 33 договора на общую сумму 434 млрд руб., отмечается в материалах комитета по бюджету и налогам Госдумы. Из них восемь — в энергетическом машиностроении, семь — в автопроме, шесть — в фармацевтике, пять — в химической промышленности, четыре — в нефтегазовом машиностроении, три — в металлургии и по два в сельскохозяйственном машиностроении, станкостроении, авиационной и медицинской промышленности, производстве насосного оборудования.

В июле 2018 года правительство приостановило подписание новых специнвестконтрактов до усовершенствования инструмента. В ноябре вице-премьер Дмитрий Козак снял мораторий на рассмотрение двух из четырех замороженных заявок на СПИК в автопроме.

В чем заключаются изменения

Задача нового механизма — сделать СПИК более востребованным и увеличить инвестиции. Новшества прописаны в трех внесенных правительством законопроектах: поправках в закон «О промышленной политике в России», Бюджетный и Налоговый кодексы. Они предполагают серьезную трансформацию механизма СПИК:

Расширятся сферы для заключения специнвестконтрактов. Кроме сугубо промышленных проектов льготы получат проекты в сельском хозяйстве, энергетике и т.д.
Сторонами СПИК станут не только федеральные, но и региональные, и муниципальные власти — с ними будет согласовано место размещения производства. «Вовлечение муниципалитета призвано устранить элементы саботажа: муниципалитет фиксирует свои обязательства на момент подписания СПИК, и конфликтные ситуации мы проходим до реализации СПИК, — пояснил в докладе перед депутатами Госдумы заместитель министра промышленности и торговли Василий Осьмаков. — Упреждающее решение конфликтных ситуаций будет на пользу инвестиционной активности региона».
Срок действия контрактов продлят до 15 лет для проектов с инвестициями до 50 млрд руб. и до 20 лет — выше 50 млрд руб. Ранее СПИК действовал до десяти лет.
Будет отменено требование о минимальном объеме инвестиций. Сейчас участники СПИК обязаны вложить в проект не менее 750 млн руб.
Льгота по налогу на прибыль будет действовать весь срок реализации проекта, а не до 2025 года, как сейчас.
Нулевая ставка по налогу на прибыль будет применяться на все доходы от проекта в рамках СПИК. Сейчас инвестор может претендовать на нулевую ставку, если получает более 90% доходов от предмета СПИК.
Появится возможность раздельного налогового учета доходов и расходов деятельности в рамках СПИК.
Объем государственной поддержки будет ограничен: теперь налоговые и неналоговые вложения из бюджета не превысят 50% от вложений инвестора в СПИК. Ранее этого ограничения не было. «Это ограничение необходимо для обеспечения бюджетной эффективности механизма, своего рода предохранительный клапан, — отметил директор Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко. — Государство не должно тратить из бюджета больше, чем сам инвестор. Такое ограничение не должно оттолкнуть потенциальных инвесторов, поскольку экономия 50% за счет субсидий или налоговых льгот — это и так крайне привлекательные условия, которые позволяют сократить срок окупаемости проекта до нескольких раз».

Налоговый режим усовершенствуют

Главное новшество СПИК 2.0 — отмена ограничения действия льготы по налогу на прибыль. Налог обнулят на весь срок проекта, а не до 2025 года. «Самое время отменить это ограничение, — уверен партнер Taxology Алексей Артюх. — При лимите до 2025 года большинство участников СПИК смогут воспользоваться льготой лишь два-три года, потому что новые предприятия выйдут на окупаемость лишь через несколько лет».

Другое важное изменение — возможность раздельного налогового учета деятельности в рамках СПИК. «Это снимает вопросы процентных доходов и непрофильных доходов не от СПИК», — отметил Артюх.

Возможность раздельного налогового учета наиболее существенна для региональных проектов, большинство из которых направлено на модернизацию существующего производства, в то время как федеральные — на строительство нового, объясняет эксперт. «Например, у завода при реконструкции одной из линий в рамках СПИК появится возможность раздельного учета производства на этой линии», — пояснил Артюх.

К льготам не допустят без конкурса

А вот требования к инвесторам станут более жесткими. Желающим заключить СПИК предстоит конкурсный отбор. Если проект связан с технологиями военного, специального или двойного назначения, конкурс будет закрытым.

Это наиболее спорное новшество, считает управляющий партнер Vegas Lex Александр Ситников. «Условия отбора станут полем для дискуссий. Хотя с точки зрения государства совершенно разумно определять приоритеты инвестиционной политики и создавать преимущества для одних проектов перед другими», — отметил Ситников.

Требование внедрять высокие технологии

Заключить специальный инвестиционный контракт смогут только компании, разрабатывающие или внедряющие инновации. Технология должна быть включена в перечень правительства во время подачи инвестором заявки на заключение СПИК.

«Изменится сам фокус специальных инвестиционных контрактов. Если раньше в приоритете были инвестиции и создание нового промышленного производства, то теперь к этим приоритетам добавился трансферт технологий. Участник СПИК должен разработать технологию или приобрести права на иностранную технологию в том объеме, чтобы на ее основе иметь право создать новую и в дальнейшем производить уникальный продукт или товар с высоким экспортным потенциалом», — объяснила РБК директор Института проблем правового регулирования НИУ ВШЭ Анна Дупан. У производителей будет возможность инициировать включение технологий в правительственный список, замечает эксперт.

Привлекут ли новые возможности больше инвесторов

Пока сложно оценить, насколько новшества повысят интерес инвесторов к СПИК, считает партнер налоговой практики KPMG Нина Гулис. «Бизнесу предстоит адаптироваться к новым требованиям: конкурсному отбору и обязанности локализовать технологию в России — эти дополнительные процедуры удлинят срок согласования инвестпроектов», — отмечает эксперт.

Управляющий партнер Vegas Lex Александр Ситников ожидает роста популярности СПИК. «В первой редакции СПИК не гарантировал ничего, кроме заморозки регуляторных изменений. В обмен на неизменность законодательства участник СПИК брал на себя обязательства не только проинвестировать, но и обеспечить определенный объем выпуска продукции на своем предприятии. И даже когда СПИК практически ничего не предоставлял, мера была востребована, и инвесторы достаточно активно ее использовали», — подчеркивает Ситников.

Однако поправки не учитывают пожелания бизнеса упростить таможенное регулирование, отмечает Анна Дупан. Предприниматели высказывали пожелания снизить таможенные пошлины, снять ряд ограничений в рамках ВТО и Таможенного союза. «Однако эта тема осталась за бортом, баланс интересов бизнеса и государства найти не удалось», — констатирует она.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/28/05/2019/5cebbc7d9a79473eabb69841

Закрытый опрос ФСО показал рекордное недоверие бизнеса к силовикам

В понедельник, 27 апреля, президент Владимир Путин встретился с уполномоченным по защите прав предпринимателей Борисом Титовым. Бизнес-омбудсмен представил главе государства ежегодный доклад о положении дел с правами человека в предпринимательской сфере.

Приложением к докладу стал экспертный опрос Федеральной службы охраны (ФСО, копия есть у РБК). Спецслужба интересовалась оценкой бизнес-климата со стороны специалистов (адвокатов, ученых-юристов, прокуроров и правозащитников) и предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию. Всего были опрошены 181 специалист и 211 предпринимателей в 37 регионах.

Основные выводы исследования ФСО — в обзоре РБК.

Бизнес в России все более небезопасен

Первая часть исследования — сборный опрос специалистов и переживших уголовное преследование предпринимателей об общем состоянии бизнес-климата в стране.

Среди экспертов 69,2% не считают ведение бизнеса в России безопасным. По результатам опроса в 2017 году их доля составляла 57,1%, в 2018-м — 67,2%. Бизнесмены относятся к перспективам ведения бизнеса в стране еще скептичнее — 84,4% считают это небезопасным.

Доля респондентов, считающих, что российские законы не гарантируют защиту бизнеса от необоснованного уголовного преследования, почти не изменилась: в 2018 году — 70,5%, в 2019-м — 70,7%.

Растет доля опрошенных, не доверяющих силовым структурам: в 2017-м — 45%, в 2018-м — 51,5%, а в 2019-м — 66,7%. Более половина (55%) не доверяют судам. Всего 43,3% респондентов доверили бы разрешение хозяйственных споров государственному суду, 30,1% — третейскому, 10,8% — вообще никому.

Две трети экспертов (66,9%) не считают правосудие в стране независимым и объективным.

ФСО фиксирует рост сомнений в антикоррупционной деятельности силовиков — большинство опрошенных (69,4%) назвали ее неэффективной или скорее неэффективной. 37,7% считают, что уровень коррупции за последний год не изменился, еще в сумме 30,8% — что в той или иной степени вырос.

Преступления в сфере экономики расследуются неэффективно

Вторая часть исследования ФСО — ответы специалистов на вопросы о ситуации с уголовным преследованием за преступления в сфере экономики.

Основной причиной того, что не все возбужденные уголовные дела в экономической сфере доходят до суда, 55% респондентов назвали низкий профессионализм следователей; 47% говорят о необоснованном возбуждении уголовных дел; 27,6% — о том, что уголовные дела используются для усиления переговорной позиции и для получения информации в корпоративных и хозяйственных спорах. Еще 39,8% видят в уголовных делах способ давления на бизнесменов и инструмент борьбы с конкурентами.

Треть опрошенных (38,7%) полагают, что до суда доводится менее 50% дел в экономической сфере.

По мнению почти половины специалистов (51,9%), средняя продолжительность расследования «экономических» уголовных дел составляет более года. По опыту каждого шестого (18,8%), судебные процессы по уголовным делам по экономическим преступлениям в среднем длятся более года, для 59,1% — более полугода.

81,9% считают чрезмерным помещение в СИЗО большинства фигурантов дел, не совершавших тяжких преступлений против личности и не пытавшихся скрыться. Более половины специалистов (58,8%) выступают за широкое применение залога вместо домашнего ареста и СИЗО.

67,6% специалистов поддерживают замену наказания в виде лишения свободы за экономические преступления штрафами (из опрошенных сотрудников прокуратуры — только 41,7%). Более половины опрошенных считают необходимым увеличить объем полномочий прокуратуры в уголовном процессе.

63,2% специалистов полагают, что согласование органами прокуратуры возбуждения уголовных дел по экономическим преступлениям снизит коррупционное давление на предпринимателей. 61% экспертов считают, такой же эффект даст согласование прокуратурой взятия под стражу.

Специалисты поддержали декриминализацию ряда статей УК: ч. 1 ст. 194 (уклонение от уплаты таможенных платежей — за ее смягчение выступили 27,8% опрошенных); ч. 1 ст. 180 (незаконное использование чужого товарного знака — 37,8%); ч. 1–4 ст. 171 (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без «маркировки» — 30%).

Часть опрошенных выступают за декриминализацию ст. 171 (незаконное предпринимательство — 37,2%); ч. 5 ст. 159 (мошенничество с преднамеренным неисполнением договорных обязательств — 17,8%); ч. 2 ст. 146 (нарушения авторского права в коммерческих целях — 50,3%).

Фигуранты уголовных дел теряют бизнес

Третья часть исследования — ответы опрошенных ФСО предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию, об обстоятельствах возбужденных дел.

Чаще всего (55,9%) они проходили по ст. 159 УК (мошенничество). В 15% случаев — в совокупности с другими составами преступлений. Две трети до начала уголовного преследования вели бизнес более десяти лет. 71,2% относились к представителям микро- и малого бизнеса.

Причиной возбуждения большинства уголовных дел предприниматели называют бизнес-конфликт (41%) и личный интерес силовиков или чиновников (36,7%). Для 45,2% опрошенных уголовное дело не завершилось приговором.

Более половины опрошенных предпринимателей рассказали об изъятии электронных носителей (60,9%) и оригиналов документов (74,5%). Только треть предпринимателей (33,7%) указали, что в ходе досудебного расследования у них не забирали используемое в бизнесе имущество.

84,3% предпринимателей в результате уголовного преследования полностью или частично потеряли бизнес, 73,8% следствием назвали потерю рабочих мест.

В среднем на одного предпринимателя, подвергавшегося уголовному преследованию, приходится 130 сотрудников, потерявших работу. Менее половины участвовавших в опросе предпринимателей готовы после уголовного преследования продолжить бизнес в России. Наиболее травмирующими для бизнеса стали их заключение под стражу (23%) и контакты силовиков с контрагентами (20,8%). Далее шли давление на сотрудников (15,1%), арест банковских счетов (12,5%), изъятие документов (7,8%), арест товара (2,6%).

Для более чем 60% предпринимателей уголовное преследование привело к потере здоровья и репутации, 54,5% потеряли бизнес, 38,7% — большую часть активов, 29,3% — деньги на решение вопроса об отказе от преследования, 27,7% — сократили инвестиции.

Бизнес-омбудсмен за изменение УПК

Социологическая служба ФСО проводит опросы по заказу уполномоченного по правам предпринимателей уже третий год, и отношения с ней сложились очень конструктивные, рассказал РБК Борис Титов.

«В защите бизнеса дел по-прежнему непочатый край», — считает омбудсмен. По его словам, на фоне низкого доверия респондентов к законодательству, силовикам и судам предложения по изменению УПК выглядят особенно актуальными. Омбудсмен выступает за смягчение меры пресечения для бизнесменов, осужденных по экономическим делам.

Изменить ситуацию поможет большая серьезная реформа правоохранительной и судебной систем, заявила РБК член экспертного совета при Генпрокуратуре Мария Шклярук. По ее мнению, надо радикально пересмотреть методы работы и подготовки кадровых составов судей и полиции, повысить требования к уровню доказательств по уголовным делам. Шклярук предлагает отмену наказания в виде лишения свободы по ненасильственным экономическим преступлениям.

Увеличению доверия бизнесменов к силовикам должны способствовать справедливое правосудие, объективное следствие и невовлечение силовых структур в хозяйственные споры, считает президент «Опоры России» Александр Калинин.
Он считает необходимым усиление полномочий органов прокуратуры в уголовном процессе для восстановления баланса следствия и дознания. Калинин отметил, что на сегодня указания прокурора не являются обязательными для следователей. А санкцию на возбуждение уголовного дела прокурор должен дать в течение 24 часов, хотя за это время часто невозможно ознакомиться даже с преамбулой дела.

РБК направил запросы с просьбой прокомментировать итоги опроса ФСО в ЦОС ФСБ, управление информации МВД, пресс-службы Следственного комитета России и пресс-службу Генеральной прокуратуры.

По итогам встречи с Борисом Титовым российский президент согласился с необходимостью бороться с «несуразными» проверками бизнеса. Кроме того, он предложил проанализировать ситуацию с использованием залога для бизнесменов вместо жестких мер пресечения.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/society/28/05/2019/5cebe7939a794754023bf449

Медведев подписал постановление об отмене внутрисетевого роуминга

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление, которое закрепляет отмену внутрисетевого роуминга. Об этом он рассказал на встрече с вице-премьерами.

По словам политика, в решении вопроса теперь поставлена точка. Он напомнил, что роуминг прекратит действовать на территории страны уже с 1 июня.

«Законодательством также закрепляются бесплатные входящие вызовы на всей территории Российской Федерации, включая Крым», — добавил Медведев.

Глава правительства подчеркнул, что теперь поездки по стране станут удобнее. В XXI веке доступная связь — это «абсолютно естественная и необходимая вещь».

Источник: www.mk.ru

Залог в 10 копеек не работает: Путин о пересмотре мер пресечения для предпринимателей

Президент России Владимир Путин отреагировал на предложение омбудсмена Бориса Титова о пересмотре мер пресечения для предпринимателей, указав на то, что залог в размере 10 копеек не работает, если преступление тянет на миллиарды.

Президент России Владимир Путин в понедельник встретился с уполномоченным по защите прав предпринимателей Борисом Титовым. Об этом сообщила пресс-служба Кремля.

В рамках диалога омбудсмен предложил главе государства применять к предпринимателям, ставшим фигурантами уголовных дел, меру пресечения в виде залога в первую очередь. Как ответил Путин, инициативу необходимо проанализировать.

Кроме того, важна и сумма залога.

«Если предполагаемое преступление тянет на миллиарды, а сумма залога 10 копеек, то тогда это не работает. С другой стороны, это тоже может быть действенным инструментом», — подчеркнул глава государства.

Титов также обратил внимание на то, что 80% предпринимателей не считают Россию безопасной для ведения бизнеса. Статистика не радует, ибо число недовольных бизнесменов растёт.

Источник: tsargrad.tv