Кондитеры предупредили розницу о росте цен на конфеты и вафли

Из-за «катастрофического», по словам кондитеров, подорожания сырья они вынуждены поднять цены на свою продукцию и уже предупредили об этом розничные сети. Но те готовы согласиться на увеличение стоимости максимум на 7%

Фото: Павел Бедняков /  РИА Новости
Фото: Павел Бедняков / РИА Новости

О повышении отпускных цен на кондитерские изделия рассказали РБК сразу несколько кондитерских предприятий. О планируемом подорожании торговые сети уже уведомили компании «Акульчев» (выпускает под этой маркой венские вафли), «Эссен Продакшн АГ» (конфеты под брендом «35», Cho Ko-Te и др.), а также кондитерская фабрика «Победа».

«Значительно» поднять цены на продукцию производителей вынуждает рост цен на сырье, констатирует гендиректор группы «Акульчев» Сергей Акульчев. Компания ведет переговоры о повышении цен, оно различается для разных категорий, но в среднем составляет от 10%.

Ситуация на рынке кондитерских изделий схожа с тем, что происходит на рынке масложировой продукции — практически все поставщики — от сырья до упаковки — повышают цены, причем иногда еженедельно, сетует гендиректор «Эссен Продакшн АГ» Леонид Барышев. Его компания также уведомила сети о повышениях на те позиции, где больше всего поднялась стоимость сырья.

Какие именно это продукты и на сколько они подорожали, Барышев не уточнил, но отметил, что уведомления о росте цен «ступенчатые», чтобы «не травмировать потребителя». Этот рост не последний, в течение года с большой вероятностью будем еще вести переговоры о повышении», — признает гендиректор «Эссен Продакшн АГ».

У кондитерской фабрики «Победа», по словам ее президента Виталия Муравьева, отпускные цены в среднем выросли на 3% по сравнению с ценами высокого сезона 2020 года, то есть осени. При этом себестоимость продукции из-за подорожания сырья увеличилась в среднем на 10%, отметил Муравьев.

Как подорожало сырье

Сырье для кондитеров выросло в цене, по мнению Акульчева, «катастрофически» — от 25 до 120% за последние шесть месяцев. Дорожают, по его словам, основные ингредиенты, из которых состоят вафли и другая продукция компании: мука, масло, яйца, джемы в среднем выросли в цене на 50%, сахар — на 120%.

Рост затрат по сырью по сравнению с прошлым годом достиг на текущий момент около 50–70%, вторит Барышев. При этом масложировая продукция подорожала в годовом выражении на 100%, какао-порошки — на 30–40%, сахар — на 100%. Цены на часть сырья компания законтрактовала в 2020 году, но так как основная его часть закупается в валюте, то из-за падения курса рубля ингредиенты для кондитеров подорожали на 20–25% к ценам предыдущих лет. «Огромное», по словам Барышева, влияние на рост цен оказал Китай, который после долгого перерыва стал закупать сырье гигантскими объемами, тем самым образовав мировой дефицит по некоторым позициям. Кроме того, сказывается также рост цен на фрахт из Китая, добавляет гендиректор «Эссен Продакшн АГ».

Среди наиболее подорожавшего сырья — какао-продукты, упаковка и сахар, подтверждает Муравьев из «Победы». Одна из причин — рост мировых цен из-за нехватки сырья: после первой волны пандемии спрос в ряде стран, прежде всего в Азии, восстановился быстрее, чем рассчитывали производители, заключившие контракты на меньшие объемы. В результате по некоторым позициям, например пальмовым и другим промышленным жирам, используемым в кондитерской промышленности, возник дефицит ингредиентов. Похожая ситуация, по словам Муравьева, с картоном для упаковки: он начал дорожать из-за нехватки отечественного сырья — в пандемию сократился сбор макулатуры.

Какао дорожает, после того как в этом году Гана и Кот-д’Ивуар — крупнейшие страны-производители, на долю которых приходится более 50% мирового производства какао-продуктов, — договорились брать дополнительно по $500 с 1 кг за экспорт тертого какао (1 т стоит около $3,3–3,4 тыс.).

На подорожание базовых продуктов, в том числе сахара, подсолнечного масла, муки еще в декабре 2020 года обратил внимание президент Владимир Путин. После этого государство ввело регулирование цен на сахар, а также на подсолнечное масло в рознице.

Государство регулирует цену на сахар для потребителей, но производители кондитерских изделий получают его по рыночной цене, напоминают собеседники РБК. Производители преодолевают резкие скачки цен за счет длительных контрактов с поставщиками сырья, указывает Муравьев из «Победы». Те, у кого есть долгосрочные контракты, могут пройти эти скачки цен безболезненно, но если таких контрактов нет, то сырье обойдется существенно дороже, отмечает он.

Что сейчас с розничными ценами

Основные категории кондитерских изделий с марта 2020-го по март 2021 года подорожали в магазинах в среднем на 2,5–8,5%, свидетельствуют доступные данные Росстата. Самый заметный рост за год продемонстрировали те категории кондитерской продукции, которые больше всего зависят от изменения цен на муку, растительное масло и сахар — зефир, пастила, печенье и пряники, перечисляет исполнительный директор ассоциации предприятий кондитерской промышленности «Асконд» Вячеслав Лашманкин.

Средняя розничная цена 1 кг зефира и пастилы выросла в марте этого года по сравнению с аналогичным месяцем 2020 года на 8,5%, до 286,9 руб., 1 кг печенья — на 7,8%, до 172,1 руб., 1 кг пряников — на 7,2%, до 156,3 руб.

Есть ли реакция торговых сетей

Информация от ретейлеров о значительном повышении цен на кондитерские изделия не поступала, заявили РБК в Ассоциации компаний розничной торговли. РБК направил запрос в X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), «Магнит», «Ашан» и «Ленту».

Сети не воспринимают уведомления позитивно и «не слышат переработчиков», сетует Акульчев. Ретейлеры видят тенденцию к росту цен на рынке сырья, но не принимают поднятие цен более чем на 5–7%, хотя «для всех явно», что сырье для кондитеров подорожало на 50% и более, говорит Акульчев.

«Шаг в 3–5% обычно принимается без особых проблем», — признает Муравьев. По его словам, увеличение цен на 5% уже будет тормозить спрос, а подъем на 10% «изрядно откинет по продажам».

Сегодня многие предприятия кондитерской промышленности оказались в ситуации между «молотом и наковальней», когда, с одной стороны, существенно (а где-то и кратно) выросли цены на все ключевое сырье и упаковки, а с другой — предприятия не могут поднять цены на экономически обоснованный уровень из-за невысокой покупательной способности населения, констатирует Лашманкин. Он напоминает, что кондитерские изделия не относятся к продуктам первой необходимости и люди покупают сладости уже после того, как приобрели базовый набор продуктов, и если кондитерские продукты окажутся «не по карману», покупатели будут вынуждены от них отказаться.

Что говорит Минсельхоз и производители сахара

Оснований для существенного повышения стоимости кондитерских изделий, по оценке Минсельхоза, нет, сообщил РБК представитель министерства. Меры по стабилизации цен на продовольствие, которое приняло правительство, включают и «сырьевые составляющие для производства кондитерской продукции», настаивает представитель Минсельхоза.

Применение пошлин на экспорт масличных позволит снизить затраты производителей на продукты переработки подсолнечника, стоимость муки за последний месяц стабилизировалась благодаря предоставлению субсидий мукомольным предприятиям и действию экспортных пошлин на зерно, а снижению стоимости сахара будет способствовать расширение посевных площадей под сахарной свеклой в текущем году и новые меры поддержки переработчиков, перечисляют в Минсельхозе.

Доля сахара в конечной стоимости кондитерских изделий незначительна и составляет от 1,5 до 13,5%, утверждает предправления Союзроссахара Андрей Бодин. По его словам, у большинства крупных кондитерских предприятий есть долгосрочные контракты с сахарными заводами и сегодня они закупают сахар по ценам, зафиксированным на уровне июля-августа прошлого года, которые еще были далеки от пиковых значений. Кроме того, производители смогут закупать сахар в других странах, если будет принято решение о его беспошлинном импорте, напоминает Бодин. Этот вопрос в ближайшее время может быть рассмотрен на совете Евразийской экономической комиссии.

Источник — rbc.ru

Россияне назвали самых «вредных» коллег по работе

Наибольшие сложности в общении на работе россияне испытывают с бухгалтерами, юристами, ИТ-специалистами, а также с представителями собственной профессии. Почти половина россиянок вовсе не имеют проблем в коммуникации на работе

Фото: Сергей Киселев / АГН «Москва»
Фото: Сергей Киселев / АГН «Москва»

Россияне рассказали, с кем из коллег по работе им сложнее всего общаться. Согласно опросу, проведенному сервисом по поиску работы Superjob (есть у РБК), наибольшие сложности у россиян вызывает коммуникация с бухгалтерами и юристами.

О том, что сложнее всего общаться с бухгалтерами, сообщили 7% опрошенных, а 4% россиян сказали, что им непросто взаимодействовать с юристами. По 3% опрошенных сообщили, что не находят общего языка с менеджерами по продажам, ИТ-специалистами, а также с представителями собственной профессии — непосредственными коллегами.

«В наличии трудностей во взаимодействии с менеджерами по персоналу и рабочими признались по 2% респондентов», — говорится в опросе. По 1% опрошенных сообщили, что испытывают проблемы в общении с экономистами, инженерами, сотрудниками службы безопасности, менеджерами банков, водителями, продавцами и секретарями. Еще 1% россиян сложно общаться на работе почти со всеми.

При разделении респондентов на мужчин и женщин выяснилось, что почти половина россиянок (42%) вовсе не испытывают сложностей в коммуникации. Вместе с тем мужчин, которые не сталкиваются со сложностями в общении на работе, оказалось лишь 29%.

По словам 7% респондентов, сложности в общении не зависят от профессии: гораздо большее значение имеют особенности характера, темперамента и черты личности собеседника.

Опрос проводился во всех федеральных округах страны в период с 1 по 9 апреля. Респондентами стали жители старше 18 лет из 397 населенных пунктов, имеющие постоянную работу.

Источник — rbc.ru

Эксперты предупредили о риске для России «навсегда отстать» в технологиях. Страна лидирует только в идущих на спад секторах — ядерных технологий и вооружений

Эксперты ВШЭ отнесли Россию к «опаздывающим производителям» по уровню развития передовых технологий. Страна сохраняет прочные позиции в ядерных технологиях и вооружении, но этого недостаточно для долгосрочного развития

Фото: Донат Сорокин / ТАСС
Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Россия остается малозаметным участником глобального рынка передовых производственных технологий и, более того, рискует «отстать навсегда» от технологических лидеров. К такому выводу пришли авторы аналитического доклада НИУ «Высшая школа экономики» (ВШЭ), который будет представлен на этой неделе на ежегодной Апрельской конференции университета (копия есть у РБК).

Авторский коллектив во главе с директором Центра исследований структурной политики ВШЭ Юрием Симачевым оценил, что доля России в мировом экспорте продукции передового производства в 2002–2018 годах варьировалась в пределах 0,2–0,5%, а в мировом импорте — в пределах 0,3–1,6%. Импорт технологий шел в Россию из развитых стран, а инновационную продукцию страна экспортировала в основном на постсоветском пространстве.

Основные статьи экспорта продвинутых технологий из России — аэрокосмическое производство, ядерные технологии и вооружение, отмечается в докладе. Первые два сегмента характеризуются наименьшими темпами роста среди всех рынков передовых производственных технологий, а на вооружения приходится лишь 0,2% всего объема таких рынков. «Таким образом, текущая специализация России на рынках передового производства характеризуется недостаточным потенциалом для устойчивого долгосрочного развития», — делают вывод авторы доклада.

Что такое передовые технологии

К передовым производственным технологиям авторы доклада относят те, что кардинально поменяют ландшафт глобального производства — позволят кратно увеличить производительность труда в короткие сроки, приведут к географической перестановке сил в глобальном производстве и т.д. Это технологии, связанные с третьей промышленной революцией:

  • электроника;
  • оптоэлектроника;
  • информационно-коммуникационные технологии (в сумме на них приходится 63% рынка перспективных производственных технологий);

и связанные с четвертой промышленной революцией:

  • аддитивное производство (в том числе 3D-печать);
  • биотехнологии;
  • науки о жизни (life sciences: биология, медицина и т.д.);
  • гибкое производство, включая робототехнику (27% рынка передовых технологий);
  • современные материалы, аэрокосмическая промышленность, ядерные технологии и вооружения (9,6%).

Продукция с использованием передовых производственных технологий в целом занимала 21,4% в валовом мировом объеме экспорта в 2018 году, что на несколько процентных пунктов выше уровня начала 2000-х (18,2%). Самым устойчиво быстрорастущим рынком были биотехнологии, чья доля выросла с 1,8% в 2002-м до 4,8% в 2018 году. Рынки электроники и ядерных технологий идут на спад.

Лидеры и отстающие

  • К «лидерам глобального производства» (наиболее активно экспортируют и импортируют производственные технологии) авторы доклада отнесли Германию, Нидерланды, Швейцарию, Бельгию, Чехию, Венгрию, а также Вьетнам. Попадание Вьетнама в эту группу может показаться неожиданным, но страна действительно добилась значимых успехов по включению в глобальное производство в сфере электроники и оптоэлектроники, отмечается в исследовании.
  • «Окружение лидеров» — Великобритания, Франция, Канада, Австрия, Дания.
  • «Двигающие мировую технологическую границу» (лидеры по патентам в области производственных технологий) — Корея, Япония, Швеция, Израиль и Финляндия.
  • «Догоняющие производители» (интенсивно используют производственные технологии для собственных нужд) — Польша, Румыния, Словакия, Таиланд, Филиппины, Мексика, ОАЭ и Китай.
  • «Опаздывающие производители» (относительно слабо вовлечены в производство продукции на основе перспективных технологий) — 35 стран, в том числе Россия, Бразилия, Индия, ЮАР, Австралия, Норвегия, Аргентина, Казахстан и другие.
  • США не включены в классификацию: авторы предлагают рассматривать их отдельно, причисляя страну к глобальным лидерам, которые сохраняют позиции на большинстве отдельных товарных рынков.

По мнению авторов доклада, сейчас Россия находится на «принципиальной развилке» — остаться в группе «отстающих» и отстать навсегда или переместиться в группу «догоняющих». Опыт предыдущих промышленных революций показывает, что страны, которые раньше других отреагируют на технологические вызовы, смогут вписать свою страницу в кейсы «экономического чуда», напоминают экономисты. В настоящее время российская экономика находится на периферии глобального производства, интегрирована в глобальные цепочки создания стоимости преимущественно в качестве поставщика сырья и полуфабрикатов. После распада Советского Союза российская экономика почти не пополнилась заметными производствами с высокой добавленной стоимостью, констатируют эксперты ВШЭ.

Минусы российской модели

Доля России на мировых рынках продукции с использованием перспективных производственных технологий не превышает 0,6%. Исключение — рынок ядерных технологий, где Россия — лидер с долей 16,7% мирового рынка, а также рынок вооружений, где у России 1,2% мирового рынка. Российские товары с наибольшими индексами выявленного сравнительного преимущества — это реактивные двигатели (аэрокосмический рынок), а также ядерные реакторы, их комплектующие и тепловыделяющие элементы.

Что касается импорта, то в последние годы свыше одной трети импортных поставок продукции с перспективными производственными технологиями в Россию пришлось на лекарства и медицинское оборудование, а также самолеты и другие летательные аппараты. Стоимость импорта такой продукции по темпам роста значительно опережала рост ее экспорта (по итогам 2018 года — в три раза).

Российский фармацевтический сектор в основном ориентирован на производство дженериков и ввоз оригинальных препаратов. Существенную долю импорта рынка авиакосмической промышленности составляют гражданские самолеты. Импортная корзина рынка информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) наполнена товарами конечного бытового потребления (компьютеры и запчасти к ним), а в экспортном потоке лидирует радиолокационная аппаратура. В продукции, связанной с науками о жизни, заметную долю в импорте занимает медицинское оборудование, а в экспорте — изотопы и соединения радиоактивных элементов.

«Не наблюдается ярко выраженного эффекта трансформации импортной продукции с использованием перспективных производственных технологий в экспортную. Это несколько противоречит устоявшимся представлениям: принято считать, что импорт высокотехнологичной продукции (особенно средств производства) со временем способствует укреплению национального производства и дает импульс экспорту», — констатируют авторы доклада.

Российские власти ориентируют наблюдателей на концепт «несырьевого неэнергетического экспорта» как на ориентир для качественного экспорта. По данным аналитического центра Российского экспортного центра (РЭЦ), экспорт несырьевых неэнергетических товаров из России в 2020 году достиг $161,3 млрд, что на 4% выше, чем в 2019-м. Основную часть такого экспорта составила металлопродукция (20,8%), продукция машиностроения (17,7%), продовольствие (17,3%) и химические товары (16%). Однако на практике в несырьевой экспорт входит значительная часть продукции низкой переработки, а доля высокотехнологичных товаров (по методологии Минпромторга) в общем объеме экспорта составила 12% (за 2019 год, по данным Росстата).

Шансы на экономическое чудо

Партнер практики технологического консалтинга PwC в России Тимофей Хорошев относит к прорывным технологиям биотех, искусственный интеллект, аддитивные технологии, ядерные технологии и большие данные. «У России сильная научная база, сильнейшая фундаментальная математическая школа, и это наше конкурентное преимущество. Благодаря этому мы можем создавать и уже создаем качественные конкурентные продукты, в которых много «математики», «искусственного интеллекта» и науки», — указывает он.

Но чтобы произошло экономическое чудо, по мнению Хорошева, необходимо консолидировать ресурсы для производства наукоемких и зачастую капиталоемких продуктов, создавая консорциумы крупнейших отраслевых и технологических игроков страны и основных экономико-политических союзников. Кроме того, нужно с помощью политики и дипломатии обеспечить доступ к рынкам сбыта, защиту отечественного рынка в период становления собственных высокотехнологичных отраслей.

Директор по направлению «Цифровые технологии» АНО «Цифровая экономика» (отвечает за развитие одноименной нацпрограммы) Михаил Голанд напоминает, что развитие новых производственных технологий — это один из приоритетов федерального проекта «Цифровые технологии», «дорожную карту» по которому сейчас ведут «Росатом» и «Ростех». «На самом деле у России не существует альтернативы, развивать или нет отечественные передовые производственные технологии, — это вопрос не только повышения эффективности бизнеса, но и обеспечения национальной безопасности», — указывает Голанд, добавляя, что важно поддерживать и внедрять не все отечественные решения, а только те, которые по своему потенциалу не уступают зарубежным аналогам.

Источник — rbc.ru

Экономисты предложили изменить бюджетное правило в России

Эксперты ВШЭ предложили подумать об изменении бюджетного правила с прицелом на увеличение расходов в России в трудные времена. Другие экономисты с этим согласились. Межведомственная дискуссия о бюджетном правиле уже стартовала

Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»
Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

Эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) предложили рассмотреть возможность изменения в России бюджетного правила, действующего с 2017 года. Учитывая «меняющийся характер угроз бюджетной сбалансированности», целесообразно было бы усилить контрциклический характер бюджетного правила (механизм автоматического смягчения бюджетной политики во время кризисов и ее ужесточения при восходящем экономическом цикле. — РБК), заявили экономисты ВШЭ под руководством Натальи Акиндиновой во флагманском докладе (.pdf), представленном 13 апреля на апрельской конференции школы.

По мнению авторов, разумно было бы включить в формулу расходов федерального бюджета помимо цен на нефть дополнительный показатель, который «будет положительным при депрессивной динамике базовых отраслей (а также ВВП и других индикаторов) и отрицательным — при хорошей динамике». Тем самым будет обеспечен более высокий уровень бюджетных расходов при снижении ненефтегазовых доходов.

В случае же высоких цен на нефть и хорошей динамики других базовых показателей больше денег будет изыматься в резервы (не только в размере нефтегазовых сверхдоходов), следует из предложения ВШЭ.

Второе предложение от ВШЭ — превентивная разработка комплекса антикризисных мер с оговоренным лимитом их финансирования, к которым правительство могло бы оперативно прибегать при наступлении экономических кризисов. По мнению авторов доклада, это позволило бы избежать обычных сроков и процедур согласования бюджетных трат. Экономисты не указывают, идет ли речь о совмещении этих двух предложений.

«Механизм бюджетного правила уже содержит ряд контрциклических элементов: в частности, в случае падения ненефтегазовых доходов в текущем году не происходит автоматического сокращения расходов федерального бюджета», — ответила пресс-служба Минфина на запрос РБК. Размер структурного первичного дефицита на 2021 год был повышен на 875 млрд руб. (до 1,46 трлн руб.), благодаря чему предельные расходы окажутся выше на 875 млрд руб., напоминает ведомство.

Расширение расходов сверх установленного законом о бюджете уровня возможно за счет использования средств резервного фонда правительства в рамках антикризисной поддержки, добавили в Минфине.

Как работает бюджетное правило сейчас

Бюджетное правило вплоть до пандемического кризиса 2020 года служило основным залогом фискальной стабильности в России. С 2004 года было четыре версии правила, и все они так или иначе определяли принцип сбережения конъюнктурных доходов от высоких цен на нефть, чтобы они не шли на текущие расходы.

Действующее правило состоит из двух базовых частей: во-первых, это накопление или использование Фонда национального благосостояния (ФНБ; Минфин покупает валюту в ФНБ при ценах на нефть выше $40 за баррель в ценах 2017 года и продает валюту из ФНБ при ценах ниже этого уровня); во-вторых, это формула, которая ограничивает предельные расходы бюджета на год. Сейчас общие расходы определяются как сумма базовых нефтегазовых доходов (это константа: если фактически нефтегазовые доходы оказываются ниже базовых, недостача восполняется за счет ФНБ), ненефтегазовых доходов, расходов на обслуживание госдолга и компонента в размере 0,5% ВВП на финансирование инфраструктуры. В 2020–2021 годах Минфин временно отступил от бюджетного правила в части формулы предельных расходов, чтобы стимулировать экономику в условиях пандемии. В 2020 году было потрачено на 2 трлн руб. больше, чем позволило бы правило, в 2021 году превышение должно составить 875 млрд руб.

«Жесткий корсет» для экономики

Идеи ВШЭ концептуально поддержали экономисты, участвовавшие в круглом столе 13 апреля. Правительству «придется в той или иной форме выходить за пределы действующего бюджетного правила», заявил главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. «Возможно, это будет касаться не только ФНБ, но и других решений», — сказал он. Экономист Венского института международных экономических исследований Василий Астров предположил, что бюджетное правило «накладывало слишком «жесткий корсет» на экономику». По его словам, жесткая бюджетная политика Минфина на протяжении нескольких лет оборачивалась «упущенными возможностями роста».

Бюджетное правило в текущем виде «изолирует нас от проблем, связанных с падением цен на нефть, — делает госрасходы независимыми от того, высокая или низкая цена нефти, но одновременно лишает возможности реагировать на кризисные события», указал директор центра макроэкономических исследований Сбербанка Олег Замулин. Поэтому в прошлом году Минфину пришлось временно отказаться от бюджетного правила в части ограничения предельных расходов (в норме их пришлось бы сократить вслед за падением ненефтегазовых доходов). Было бы правильно заранее прописать возможности по увеличению расходов в кризисные моменты — это был бы «противоцикличный инструмент», сказал Замулин.

«Одна из главных проблем бюджетной политики: когда наступает кризис, непонятно, на что тратить деньги. Надо, значит, заранее такие проекты подготавливать, нужно иметь заранее линейку таких проектов. Например, по базовому плану мы строим инфраструктуру с одной скоростью, но если наступает кризис, можем ускорять это строительство, переносить проекты, запланированные на будущие годы, на текущий момент», — объяснил Замулин.

Начало дискуссии в правительстве

Межведомственная дискуссия по поводу бюджетного правила уже началась, дал понять 1 апреля министр экономического развития Максим Решетников. Он рассказал, что бюджетная политика могла бы быть перманентно мягче, чем сейчас. Для этого Минфин либо должен «менее консервативно» прогнозировать налоговые сборы (относящиеся к ненефтегазовым доходам), либо согласиться на изменения в бюджетное правило, чтобы регулярное превышение фактических доходов над плановыми полностью переходило в увеличение расходов (сейчас этого не происходит), объяснил Решетников. «Мы ведем этот диалог с Министерством финансов», — сообщил министр экономики.

Ожидается, что российское правительство вскоре подготовит новый пакет стимулирующих бюджетных мер, сказала на конференции ВШЭ главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. В преддверии послания президента России Владимира Путина Федеральному собранию, запланированного на 21 апреля, правительство ведет внутренние обсуждения, как профинансировать потенциальные инициативы главы государства, сообщило агентство Bloomberg 13 апреля. По его данным, предварительно рассматриваются следующие варианты: использование ФНБ, дальнейшее ослабление бюджетного правила, перераспределение расходов и повышение налогов.

«В случае масштабного шока и падения экономической активности увеличение бюджетного стимула необходимо обсуждать в парламенте, совместно с соответствующим внесением изменений в бюджетное законодательство. Такой механизм представляется более прозрачным. <…> В этой связи изменение бюджетного правила, в том числе в части дополнительного расширения контрциклических элементов, сейчас в Минфине не рассматривается», — заявили РБК в пресс-службе Министерства финансов.

Источник — rbc.ru

Аналитическая записка о состоянии и проблемах законотворчества

В бизнес — среде продолжается обсуждение системных изменений в Закон о банкротстве

19 марта на площадке Палаты с участием ведущих СРО арбитражных управляющих состоялось обсуждение третьей редакции законопроекта«О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве). Законопроект направлен на изменение структуры закона о банкротстве для достижения целей реструктуризации долгов организаций и их восстановления.

Подробнее