Самозанятым придали ускорение

Разработанный Минфином законопроект о резком расширении территории эксперимента по взиманию с самозанятых налога на профессиональный доход внесен вчера в Госдуму от имени парламентариев. Это позволит значительно ускорить принятие проекта за счет отказа от проведения внутриправительственных процедур по согласованию нововведений. С 1 января 2020 года к четырем регионам—участникам эксперимента добавятся еще 19. Кроме того, ряды плательщиков налога должны пополнить до 4 тыс. репетиторов, сиделок и домработниц, освобожденных от НДФЛ в рамках первой волны легализации самозанятых еще в 2017 году.

Глава думского комитета по бюджету Андрей Макаров и зампред Совета федерации Николай Журавлев внесли в Госдуму законопроект о правке закона «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход»». В конце октября законопроект с таким же содержанием на портале regulation.gov.ru. разместил для обсуждения Минфин (см. “Ъ” от 31 октября).

Согласно поправкам, к четырем территориям проведения эксперимента по налогу на профессиональный доход (НПД) — Москве, Татарстану, Московской и Калужской областям с 1 января 2020 года планируется присоединить Санкт-Петербург, Воронежскую, Волгоградскую, Ленинградскую, Нижегородскую, Новосибирскую, Омскую, Ростовскую, Самарскую, Сахалинскую, Свердловскую, Тюменскую и Челябинскую области, Красноярский и Пермский края, Ненецкий, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автономные округа и Башкирию.

Напомним, эксперимент предполагает упрощенный порядок регистрации самозанятых (через мобильное приложение), освобождение от использования контрольно-кассовой техники, отсутствие какой-либо отчетности перед государственными органами. Размеры ставок налога — 4% с годового дохода не более 2,4 млн руб. при работе с физлицами и 6% — с юрлицами и индивидуальными предпринимателями.

По данным ФНС, на 31 октября 2019 года зарегистрировано 260 тыс. плательщиков НПД. В столице зарегистрировались 152 тыс. таких физлиц, в Московской области — 56 тыс., в Татарстане — 47 тыс. Калужской области — 6 тыс.

Как утверждается в пояснительной записке к проекту, мониторинг применения этого налогового режима показывает, что около 50% налогоплательщиков не декларировали свои доходы в 2018 году, «следовательно, не уплачивали какие-либо налоги и иные обязательные платежи, работая полностью в теневом секторе экономики». Суммарный доход, полученный от реализации деятельности налогоплательщиками НПД,— около 30 млрд руб. По итогам оценки эксперимента предлагается оценить возможность и целесообразность его распространения на всю территорию страны уже с 1 июля 2020 года.

Внесенный законопроект затрагивает первую волну самозанятых, освобожденных от уплаты подоходного налога еще в 2017 году. Напомним, тогда в России были введены двухлетние (затем продленные на год) налоговые каникулы для трех категорий работников (сиделки и няни, репетиторы, домработницы), оказывающих услуги физическим лицам. Хотя в отличие от НПД этот режим был распространен на всю страну, большого развития он не получил. По данным ФНС, на 1 июля 2019 года всего в РФ было зарегистрировано 3,9 тыс. таких работников (основная их часть — репетиторы, 2,6 тыс. человек). 1 января 2020 года срок их освобождения от НДФЛ истекает, и теперь им предлагается начать платить налог на профдоход.

Отметим, что с ускорением реформы выведения самозанятых из тени государство стремится снизить риски перетока предпринимателей в регионы эксперимента. В минувший понедельник о таких опасениях в ходе заседания президиума Совета при президенте по нацпроектам говорил губернатор Псковской области Михаил Ведерников. Глава правительства Дмитрий Медведев тогда поручил первому вице-премьеру Антону Силуанову продумать решение возможной проблемы на время переходного периода.

Торгпредоносцы

Как стало известно “Ъ”, в Минпромторге выбрали семь торговых представительств, на которых протестируют новую систему продвижения и защиты внешнеэкономических интересов России за рубежом. В пилотную группу вошли торгпредства в Китае, Вьетнаме, Сингапуре, Индии, Узбекистане, Германии и Турции. Реформа, в частности, коснется кадрового обеспечения представительств, постановки перед ними задач, механизмов их взаимодействия с российским бизнесом и другими ведомствами, оценки их деятельности. В министерстве надеются кардинально реформировать систему, которую в российском правительстве ранее публично называли «синекурой» и даже думали упразднить. Впрочем, подобные реформы затевались уже не раз.

Мини-МФЦ для экспортеров

Российские торгпредства перешли в ведение Минпромторга в мае 2018 года. Ранее их работу курировало Минэкономики. С тех пор о том, что происходит с этими 59 подразделениями, практически ничего не сообщалось. Между тем, как выяснил “Ъ”, в ведомстве разработали и вот уже несколько месяцев тестируют новую модель функционирования торгпредств. Передача всех полномочий, функций и имущества от одного министерства к другому завершилась к началу 2019 года. Еще несколько месяцев ушло на выработку новой концепции функционирования торгпредств. И вот с августа в министерстве запустили пилотный проект под условным названием «Группа продвижения экспорта».

«Это своего рода объединение знаний, ресурсов и кадрового обеспечения Российского экспортного центра (РЭЦ.— “Ъ”) и торговых представительств. Мы специально выбрали разные регионы — «покрутить» эту модель, посмотреть, как она работает. В первую группу вошли Китай, Вьетнам, Сингапур, Индия, Узбекистан, Германия и Турция,— рассказал “Ъ” замглавы Минпромторга Алексей Груздев.— Это страны из разных, но динамично развивающихся и важных для нас регионов, со своими особенностями ведения бизнеса и интересными для нас нишами». Вторую группу в министерстве сейчас формируют. Уже решено, что в нее войдут Казахстан, Азербайджан и Италия. Алексей Груздев рассказал “Ъ”, в чем суть затеянной реформы российских торгпредств.

«Во-первых, мы внедряем новую модернизированную систему управления, страновые планы действия с конкретными отраслевыми задачами и оценкой эффективности их достижения,— сказал он.— Во-вторых, идет работа по изменению кадрового состава торговых представительств. При назначении новых людей мы руководствуемся более бизнес-ориентированным подходом, полагая, что для такой работы прежде всего нужны люди, имеющие как управленческий опыт, так и опыт работы в бизнес-структурах. В дополнение они перед отправкой в страну теперь проходят обучение по методике Минпромторга и курсы в РЭЦ».

В-третьих, в ведомстве формируют единую структуру продвижения экспорта — от места регистрации компании-экспортера в России до конечной точки назначения. «Здесь мы активно взаимодействуем с РЭЦ, другими министерствами и такими институтами, как Внешэкономбанк. В планах создать автоматизированную информационную систему, своего рода «мини-МФЦ» для экспортеров»,— делится Алексей Груздев.

В-четвертых, в рамках реформы хотят кардинально пересмотреть подходы к формированию информационно-аналитических материалов, которые готовят торгпредства. Они, как говорят в Минпромторге, должны стать «более узконаправленными, адресными и действительно востребованными конечным пользователем». «То есть условно не многостраничные выкладки со статистикой по секторам, а обзор конкретных интересных для России отраслей с данными об основных игроках и нововведениях с точки зрения регулирования, например, таможенно-тарифного,— поясняет Алексей Груздев.— Российские экспортеры должны понимать: если я иду в этот сектор, кто мои конкуренты, кто потенциальные партнеры, с кем могу скооперироваться, какова цена входа на этот рынок и так далее». По словам заместителя министра, речь не идет о составлении бизнес-планов для конкретных предприятий, а о предоставлении «актуальной информации, которая позволит бизнесу лучше ориентироваться и четко формулировать свои запросы в торгпредства или РЭЦ».

И наконец, в Минпромторге постараются сделать так, чтобы торгпредства были более активными в публичной сфере, в частности, охотнее общались со СМИ. Пока сайты большинства торгпредств «застыли» на середине 2018 года, но их обещают перезапустить к началу 2020-го. Большей открытости, доступности и бизнес-ориентированности призван послужить и запущенный министерством процесс перевода торгпредств в ряде стран с территории дипломатических миссий в обычные бизнес-центры. Так уже поступили с торгпредством во Вьетнаме и планируют поступить в Турции. Впрочем, по словам Алексея Груздева, такая модель подойдет не для всех стран. «В ряде государств, прежде всего азиатского региона, наоборот, считается, что если торгпредство находится на территории дипмиссии, за колючей проволокой, КПП с пропусками и в старом советском здании, то это показывает серьезность намерений партнеров и их благонадежность»,— говорит он. При этом в министерстве планируют ряд ныне действующих торгпредств наделить функциями по охвату соседних стран, где таких подразделений пока нет (сегодня 59 представительств уже покрывают 65 стран).

Алексей Груздев говорит, что в будущем, когда реформа завершится, министерство планирует публиковать рейтинги эффективности российских торгпредств. Составлять их будут при помощи внутренней оценки эффективности соответствующих подразделений и во взаимодействии с деловым сообществом. «Возможно, даже будет голосование»,— говорит заместитель министра.

Синекура

Между тем серьезно реформировать систему российских торговых представительств пытались уже не раз. Наиболее заметные попытки превратить этот рудимент советской эпохи в эффективный инструмент продвижения российского экспорта и привлечения инвестиций в Россию предпринимались в 2009–2010 и 2012–2013 годах. За первый заход отвечал тогдашний директор департамента государственной службы и кадров Минэкономики Олег Бекасов. В качестве одной из приоритетных задач тогда также ставилась замена сотрудников торгпредств на более «рыночных» людей. Предполагалось, что помимо бывших дипломатов, отставных чиновников, их родственников и прочих «заслуженных» персон в торгпредства будут брать и людей с опытом работы в бизнесе. Обсуждались также возможные составляющие KPI, как и более эффективное взаимодействие с другими ведомствами, в том числе с МИДом. Однако до воплощения этих идей в жизнь дело не дошло. Острее всего встали кадровый вопрос и проблемы межведомственного согласования. А в 2014 году Олег Бекасов получил три года условно за мошенничество.

В 2012 году Минэкономики представило концепцию формирования «нового облика» торгпредств, которая должна была быть реализована к 2016 году. В документе тогда прямо отмечалось, что «состояние торгпредств не соответствует их миссии — продвижению интересов России в глобальной экономике». Основная идея концепции — создать такую систему мотивации, чтобы зарплата и карьера сотрудника внешнеторгового представительства напрямую зависели от эффективности структуры, в которой он работает. Работу предполагалось строить в три этапа. До декабря 2013 года планировалось принять все необходимые законы и начать в ручном режиме вводить персональную ответственность за реализацию первых соглашений. С января 2014 по июнь 2015 года концепция предлагала провести «настройку географической структуры торговых представительств» и решить кадровый вопрос. А с июля 2015 по июнь 2016 года думали доработать систему мотивации (подробнее см. «Коммерсантъ-Власть» от 05 ноября 2012 года). При этом в числе рисков указывались «отсутствие достаточной мотивации сотрудников» и «невозможность преодоления негативного имиджа торгпредств». Эти опасения в итоге и оправдались.

В марте 2018 года тогдашний первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов признал, что, «к сожалению, для многих руководство торгпредством до сих пор является синекурой, это никуда не девается». По его словам, повысить роль этого инструмента в развитии экспорта не удалось. А премьер-министр Дмитрий Медведев и вовсе не исключил, что систему торгпредств придется «ликвидировать». На такую меру власти РФ были готовы пойти в том числе из-за того, что именно торгпредства создают им больше всего проблем с заграничной недвижимостью и ее правовой защитой, включая финансовые и имиджевые риски (см. “Ъ” от 11 апреля 2018 года). Однако в итоге торгпредства были не упразднены, а переданы в ведение другого министерства.

Руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев прогнозирует, что и на сей раз эффективность нововведений будет зависеть прежде всего от решения кадровой проблемы. «Реформа — дело хорошее, нужное и возможное. Но ее исполнители неизбежно столкнутся с проблемами, характерными в целом для попытки реформировать госслужбу в России»,— заявил эксперт “Ъ”. По его словам, чтобы привлечь лучшие кадры с рынка, им надо предложить конкурентоспособную зарплату и возможность воспользоваться распространенной, например, в США, практикой revolving door («вращающихся дверей» — перехода на госслужбу из частных структур и обратно). «Если же ключевой, кадровый вопрос не решить, то получится вторая переаттестация милиции в полицию»,— полагает он.

Экономисты спрогнозировали соотношение пенсий и зарплат к 2050 году


К 2050 году пенсия будет замещать только половину прежнего дохода для россиян, зарабатывающих на уровне МРОТ, прогнозируют экономисты РАНХиГС. Однако для зарабатывающих выше среднего ситуация выглядит более благоприятной

Такой характеризующий благосостояние пенсионеров показатель, как коэффициент замещения, то есть отношение пенсии к зарплате в последний год работы, будет расти в ближайшие пять лет за счет повышенной индексации пенсий, однако после 2024 года для россиян с минимальными и низкими зарплатами он будет сокращаться. К таким выводам пришли экономисты РАНХиГС Юрий Горлин, Виктор Ляшок и Алла Салмина в своем исследовании «Индикаторы достаточности уровня пенсий: международные подходы и предложения для России» (есть в распоряжении РБК).

Рост коэффициента замещения для всех

Как отмечают эксперты, страховая пенсия должна решать три задачи:

компенсировать заработок, утрачиваемый в связи с прекращением работы после выхода на пенсию;

обеспечить баланс между доходами неработающих пенсионеров и работающих граждан;

защитить от бедности в старости.

Коэффициент замещения позволяет наиболее адекватно оценить, насколько пенсии справляются с двумя первыми функциями. Прогнозируя динамику показателя, эксперты использовали четыре сценария: для работников, получавших минимальную зарплату (на уровне федерального МРОТ), среднюю зарплату, медианную зарплату (50% работников получают ниже, а 50% — выше нее) и, наконец, высокую (в два раза превышающую среднюю).

Согласно оценкам экономистов, сейчас коэффициент замещения наиболее высок у получателей минимальных зарплат, ниже всего — у наиболее высокооплачиваемых работников. К 2018 году пенсия замещала около 74% зарплаты у получателей МРОТ, 42% — у получателей медианной зарплаты, 35% — у получателей средней зарплаты, 22% — у получателей высоких зарплат (см.инфографику).

Коэффициент замещения эксперты определяют как отношение суммы размеров страховой пенсии по старости и накопительной пенсии к среднемесячной заработной плате в год выхода на пенсию за вычетом НДФЛ (13%).

Расчеты проведены на основании выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах Росстата за 2018 год. В дальнейшем для РФ расчеты планируется выполнить на административных данных ПФР.

Согласно прогнозам авторов исследования, в 2019–2024 годах соотношение пенсий и зарплат для всех четырех сценариев будет расти за счет превышающей прогнозную инфляцию индексации страховых пенсий, закрепленной в законе о пенсионной реформе. Однако с 2025 года ситуация изменится.

У россиян, зарабатывающих на уровне МРОТ, коэффициент замещения снизится к 2050 году с 74 до 53%.

У получателей медианных зарплат показатель сократится с 42 до 39% к тому же времени.

Для средних зарплат показатель не изменится.

Для высокодоходных групп работников коэффициент замещения возрастет с 22 до 31%.

Почему с 2025 года динамика будет разной

Согласно упомянутому закону, в 2020 году индексация страховых пенсий неработающих пенсионеров составит 6,6%, в 2021-м — 6,3%, в 2022-м — 5,9%, в 2023 году — 5,6%, в 2024-м — 5,5%. За счет этого предполагается добиться того, что пенсии неработающих пенсионеров будут расти в среднем на 1 тыс. руб. и превысят 20 тыс. руб. к концу 2024 года.

Но с 2025 года подход будет другим: страховые пенсии снова станут ежегодно увеличиваться с 1 февраля на инфляцию предыдущего года, их дополнительная индексация с 1 апреля будет возможна в том случае, если среднемесячная номинальная зарплата за предыдущий год росла быстрее инфляции (например, если номинальные зарплаты выросли на 6%, а потребительские цены на 4%, то дополнительная индексация в апреле составит 2%).

Экономисты ожидают, что после 2024 года индексация страховых пенсий будет отставать от роста зарплат. По официальному прогнозу правительства до 2036 года номинальные зарплаты с 2025 году будут расти на 6,7–6,9% ежегодно.

После 2028 года эффект от повышения пенсионного возраста начнет проходить, а индексация пенсий в 2019–2024 годах заложит высокую базу, которую непросто будет поддерживать, отметил один из авторов исследования, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрий Горлин. На динамику коэффициента замещения окажет влияние и то, что в 2033 году эффект валоризации пенсий 2010 года полностью исчезнет. В результате произойдет увеличение дифференциации пенсий, усиление их зависимости от зарплаты и трудового стажа, полагает Горлин.

Для роста пенсий необходимы устойчивые высокие темпы экономического роста, добавил он. Минэкономразвития ожидает, что с 2021 года российская экономика выйдет на темпы роста свыше 3%, однако авторы доклады ожидают, что ежегодный прирост ВВП будет в два раза меньше — 1,5%.

Темпы роста номинальных зарплат составили 11,6% в 2018 году и 7,2% по итогам января—августа 2019 года, следует из данных Росстата (.pdf). В августе 2019 года среднемесячная зарплата в России составила почти 45 тыс. руб., пенсия — 14,2 тыс. руб. Коэффициент замещения в августе составил 31,5%.

Обеление зарплат, ускорившееся в 2018 году после доведения МРОТ до уровня прожиточного минимума, привело к формально высоким темпам роста этого показателя, отмечает директор аналитического департамента ИК «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. В результате соотношение зарплат и пенсий начало резко сдвигаться в сторону зарплат, считает он. По его оценкам, если в начале 2016 года средняя пенсия составляла чуть более 35% от средней зарплаты, то концу 2019 года она будет ниже 30%. «Дополнительные доходы, полученные в бюджет от повышения пенсионного возраста, по-видимому, пошли на какие-то другие цели», — полагает он.

Каким должен быть коэффициент замещения

Согласно рекомендациям Всемирного банка, для работника, имевшего медианную зарплату и полный страховой стаж (для России это около 35–40 лет для мужчин и 30–35 лет для женщин), минимальное нормативное значение коэффициента замещения за счет страховых выплат должно быть около 40%, отмечают экономисты.

Соотношение 40% зафиксировано и в конвенции Международной организации труда (МОТ) о минимальных нормах социального обеспечения. Ратифицировав конвенцию в 2018 году, Россия обязалась выдерживать это соотношение. При этом, как оговариваются экономисты РАНХиГС, в отношении работников с низкой заработной платой требуются более высокие уровни минимального нормативного значения коэффициента замещения, а в отношении работников с более высокой заработной платой — более низкие.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/15/11/2019/5dcd2d749a79473abc5f10f5

Весь мир инфляций мы разрушим

Темпы роста цен будут снижаться теперь без видимых причин

Конкурирующие прогнозы Банка России, Минфина и Минэкономики о состоянии инфляции наконец сошлись: индекс потребительских цен в измерении «год к году» снизится к 3–3,5% на конец 2019 года, продолжит это делать до 2,5–3% в начале 2020 года и будет возвращаться к 4% к его концу. Это согласие формально: Минфин, подтвердивший вчера эти прогнозы, пояснил, что недорасходование средств бюджета, которым и ЦБ, и Минфин в основном объясняют снижение инфляции, и повлияло, и повлияет в будущем на ИПЦ минимально — а что в этом случае снижает темпы роста цен, остается неизвестным или по крайней мере не объясняется публично.

Заместитель министра финансов Владимир Колычев на конференции S&P подвел итоги нескольким месяцам правительственных споров о будущем инфляции в конце 2019—начале 2020 года. Напомним, они начаты Минэкономики осенью — ведомство усомнилось в предположениях Банка России о том, что к концу года ИПЦ составит 4,2–4,7%. По мнению Минэкономики, инфляция должна быть значительно ниже и падать дольше, чем предполагает ЦБ,— предельно до 3% в конце 2019 года, вплоть до 2% в начале 2020 года — с выходом на 3–3,5% в его конце. Бюджетный прогноз на 2020 год, сформированный в конце сентября, предполагал инфляцию на 2020 год в 3% вместо 4%. Минфин с этим молча согласился (см. “Ъ” от 26 сентября) — это решало часть проблем с бюджетными расходами. ЦБ, в свою очередь, в октябре снизил ожидания по инфляции на конец этого года до 3,2–3,7%, Минэкономики в начале ноября снизило оценку до 3–3,5%. Наконец, выступление представителя Минфина позволяет говорить, что консенсус во власти о характере инфляции в этом и следующем году сложился: на конец 2020 года — 3–3,5%, в начале 2020 года (первый квартал и, возможно, чуть позже) — 2,5–3%, Владимир Колычев при этом допустил снижение и до 2%, но полагает его маловероятным. Пока неочевидно, подтверждает ли все это бюджетный прогноз на 2020 год — или Минфин ожидает инфляцию 2020 года выше 3%.

Впрочем, объяснения Минфина о том, как выглядят причины происходящего (напомним, Банк России настаивает на том, что ключевая ставка остается с сентября в нейтральном диапазоне, то есть ее текущий уровень, 6,5% после октябрьского заседания совета директоров ЦБ, занижать уровень инфляции от таргета в 4% не должен), показывают, что достигнутый консенсус скорее формален.

Напомним, и осторожность ЦБ, и резкость прогнозов Минэкономики в основном основаны на «бюджетном» факторе — в экономике РФ в 2019 году меньше госрасходов от запланированного из-за сложностей со своевременным запуском нацпроектов, поэтому низок спрос и медленнее, чем можно ожидать, растут цены.

Отчасти это подтверждалось низким ростом ВВП. ЦБ опасался, что «недорасходованное» в конце 2019 года будет массированно вливаться в финансовую систему и это вызовет рост ИПЦ. 12 ноября, выступая в Госдуме, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, отвечая на вопрос о влиянии этого риска на инфляцию, полагала, что это скорее вопрос 2020 года. В свою очередь, Минэкономики настаивало на том, что ЦБ нужно энергичнее снижать ключевую ставку, иначе инфляция упадет еще ниже, и это будет дестимулировать экономический рост.

Как ЦБ перешел от борьбы с высокой инфляцией к борьбе с низкой

Однако Владимир Колычев фактически не согласен с тем, что ценам не дают расти низкие бюджетные расходы. Исходя из его слов, недорасходование федеральных средств 2019 года в оценках Минфина должно немного превысить 1 трлн руб.: учитывая, что, по оценкам Счетной палаты, в 2018 году «бюджетный навес» составил 780 млрд руб., оценка «дополнительного недорасхода» — 200–300 млрд руб.

Таким образом, сильно повлиять на инфляцию в 2019 году отставание бюджетных расходов не должно («недорасход», по оценкам Минфина, может занижать ИПЦ на 0,1–0,2 процентного пункта, не более). «Сейчас он (дезинфляционный эффект.— “Ъ”) сойдет на нет из-за того, что мы догоняем эти расходы»,— заявил замминистра финансов. Таким образом, отклонение от инфляции по бюджетным причинам Минфин фактически отрицает, а что его вызвало и продолжит в 2020 году (ЦБ уточняет, что в начале 2020 года резкое снижение индекса цен будет техническим из-за высокого «эффекта базы» в связи с повышением НДС в январе 2019 года, но это не объясняет всего ожидаемого эффекта), теперь уже неизвестно. Наиболее популярное предположение — эндогенное, на сильно сниженных ожиданиях, сокращение частного спроса и инвестиций при стабильном спросе в растущем госсекторе — в ЦБ и правительстве не комментируют, есть косвенные наблюдения и в пользу, и против такой гипотезы.

Как правительство распорядится неожиданным снижением инфляции в 2020 году

Характер проблем правительства неплохо иллюстрирует опубликованное вчера исследование Nielsen и The Conference Board потребительского доверия: все большее число жителей РФ (уже 79% в третьем квартале 2019 года) видят в экономике кризис, растет число заявивших о необходимости экономить, но при этом индекс потребительского доверия почти дорос до довольно высокого уровня 2015 года. При этом если в предыдущем квартале более всего опрошенных беспокоили «растущие цены на еду», то осенью 2019 года самая беспокоящая россиян вещь — здоровье. Ощущение «кризиса» растет на фоне увеличения доли тех, кто считает хорошими ситуацию на рынке труда, состояние личных финансов и момент для траты денег. Возможно, все дело действительно в здоровье и настроениях, не способствующих росту ВВП.

Предприниматели получат по взносу

Фиксированные ставки в соцфонды вырастут

Минфин предложил увеличить для индивидуальных предпринимателей размер фиксированных взносов в Пенсионный фонд и Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). Повышение платежей в 2021–2024 годах затронет 4,6 млн предпринимателей. Несмотря на рост ставок на 3–11% в год, представители малого бизнеса соглашаются с его необходимостью, но полагают, что многие ИП начнут переходить в категорию самозанятых.

Минфин опубликовал на regulation.gov.ru проект поправок к Налоговому кодексу, увеличивающих размер фиксированных взносов на пенсионное и медицинское страхование в 2021–2024 годах для индивидуальных предпринимателей. Речь идет о фиксированных взносах, которые ИП платят «за себя». К этой же категории плательщиков относятся адвокаты, медиаторы, нотариусы частной практики, арбитражные управляющие, оценщики, патентные поверенные.

Согласно ст. 430 Налогового кодекса в 2019 году при доходе до 300 тыс. руб. они платят фиксированные взносы в 36,2 тыс. руб. (из них на пенсионное страхование — 29,4 тыс., на медицинское — 6,9 тыс. руб.). Свыше этого порога дохода возникает еще дополнительный пенсионный платеж в размере 1% от суммы превышения. Ставки взносов в соцфонды на 2020 год составят 32,4 тыс. руб. и 8,4 тыс. руб. соответственно. Далее ставки кодексом пока не установлены.

Минфин предлагает установить тарифы сразу на четыре года.

На 2021-й — 36,5 тыс. руб. на пенсионное и 8,8 тыс.— на медицинское страхование (рост на 11% и 4,4% соответственно). На 2022 год — 40,4 тыс. руб. и 9,1 тыс. руб. (10% и 3%). В последующие два года рост составит 6% (до 43 тыс. руб. и 45,9 тыс.) для взносов в ПФР и 4% (до 9,5 тыс. и 9,9 тыс. руб.) — для системы ОМС.

Авторы законопроекта со ссылкой на данные ФНС сообщают, что рост ставок затронет 4,6 млн предпринимателей и обеспечит поступление в Пенсионный фонд и ФОМС почти 1 трлн руб. за четыре года. «Ставки по отношению к действующим увеличиваются с учетом прогноза социально-экономического развития РФ, подготовленного Минэкономразвития»,— дают обоснование новым ставкам авторы проекта.

В «Опоре России» считают, что в условиях сокращения потребительского спроса и снижения покупательной способности населения было бы логично индексировать ставки по взносам на уровень инфляции.

«Хотя сумма взносов невысокая, для многих и такое повышение станет поводом задуматься о поиске более комфортного налогового режима»,— сказал “Ъ” вице-президент объединения Владислав Корочкин. Таким решением может стать регистрация в качестве самозанятых — предусмотренный для них налог на профессиональный доход составляет 4% при работе с физлицами и 6% — с юрлицами.

Как «упрощенку» упрощают до процента ?

В «Деловой России» согласны с тем, что из-за повышения ставок многие могут перейти на этот режим. Там указывают, что предпринимательская активность в последнее время снижается. Впрочем, в условиях нехватки средств в фондах в организации называют повышение ставок вынужденной мерой. «Денег в здравоохранении не хватает, поэтому власти увеличивают поступления»,— сказал “Ъ” член Генсовета организации Муслим Муслимов.

Напомним, что страховые взносы — весьма чувствительная тема для бизнеса: в 2013 году из-за двукратного роста фиксированного платежа ИП массово снимались c регистрации и их число резко сократилось. Из-за опасений повторения ситуации в 2018 году льготы по страховым платежам для неторгового малого бизнеса и некоммерческих и благотворительных организаций были продлены.