Архив Ноябрь 2019

День болгарского бизнеса в Москве: итоги

1 ноября в стенах Центра промышленности Республики Болгария в Москве состоялся Российско-болгарский бизнес-форум «День болгарского бизнеса в России: Болгария — мост в Евросоюз».

Организаторами мероприятия выступили Центр промышленности Республики Болгария и Российское агентство поддержки малого и среднего бизнеса.

В формате круглого стола предпринимателям рассказали об инвестиционном потенциале Болгарии, особенностях ведения бизнеса и налоговом законодательстве.

После этого состоялись В2В-встречи и переговоры российских и болгарских компаний по разным отраслям (промышленность: механика, станки и техника, рабочая техника — погрузчики и краны, гидравлические системы, поставщики запасных частей; сельское хозяйство и пищевая промышленность — фруктовая, овощная и мясная консервация).

После В2В-сессии в ходе общения со специалистами Центра промышленности и болгарскими коллегами, российские участники получили квалифицированные консультации по вопросам выхода на рынок Болгарии и Евросоюза, оформления юридического лица в Болгарии и приобретения статуса резидента Центра промышленности Республики Болгария.

Также болгарские и российские предприниматели обменялись опытом по интернационализации и выходу на рынок ЕС.

Doing Business не различает цифры

Федеральная налоговая служба и Минфин РФ после пяти лет дискуссии с Всемирным банком (ВБ) по вопросам рейтинга Doing Business (DB) решили перевести ее в публичную плоскость. По итогам рейтинга DB-2020 российские ведомства уведомили ВБ, что считают часть налоговой составляющей рейтинга непрозрачной, искажающей реальность и не дающей возможности для РФ использовать ее для улучшения налогового администрирования. Проблемы во многом связаны с методологией DB — влияние цифровизации и снижения общего бремени администрирования на предпринимательство рейтинг ВБ полноценно учитывать без изменений не может.

ФНС России после публикации рейтинга DB-2020 предоставила “Ъ” данные о своих коммуникациях со структурами ВБ по рейтингу и методологии его составления. Как следует из этого сообщения, Минфин РФ и ФНС считают недостаточно эффективным взаимодействие с экспертами ВБ по налоговой части рейтинга, а существующая методология DB, по мнению ФНС, сейчас почти не позволяет разрабатывать дальнейшие меры по эффективности налогового администрирования, которые бы учитывались в рейтинге. Как следует из имеющихся в распоряжении “Ъ” материалов, эти проблемы министр финансов Антон Силуанов и глава ФНС Михаил Мишустин в переписке с руководством ВБ разного уровня обсуждают с 2012 года. По данным “Ъ”, спорным вопросам DB были посвящены многие десятки встреч. Но масштаб разногласий по крайней мере не сократился в 2019 году, что и вынудило российские ведомства сообщать о них открыто.

Сами по себе разногласия ФНС и ВБ по методологии рейтинга можно поделить на сложно связанные друг с другом три части. Первая группа — то, что, собственно, измеряет рейтинг Doing Business в категориях «Налоговое администрирование» и «Открытие нового бизнеса». Субиндикаторы DB по этим показателям в теории отражают, например, время на подготовку налоговой отчетности (для РФ в DB-2020 это 159 часов против 163 в DB-2019). Однако методика DB не позволяет отделить стандартную работу по ведению в компании-респонденте учета от подготовки собственно отчетов. ФНС России, ссылаясь на специсследование компании «1С» (поставщик самого распространенного на рынке России программного обеспечения для учета), констатирует, что собственно на подготовку и предоставление ФНС отчетности средней компании нужно 32 часа — вся отчетность формируется автоматически. Методология DB, между тем, ориентирована на «бумажные» технологии отчетности и документооборота — что для ВБ, рассчитывающего рейтинг для 190 стран мира, важно, так как дает возможность межстранового сопоставления. По опросам же самой ФНС, проведенным в полном соответствии с методикой DB, реальное среднее время для подготовки налогового отчета в России — 10 часов. Очевидно, что расхождения здесь неразрешимы, 159 и 10 часов работы невозможно считать разными оценками одного процесса.

Вторая проблема — специфический характер учета ВБ изменений в регулировании. Экспертами DB ведется учет «реформ», однако только тех, что изменяют формально «налоговую» сферу. В связи с этим в DB передача в ФНС от социальных фондов администрирования соцвзносов, которая по итогам сократила число соответствующих деклараций с трех до одной, количество администраторов до одного и полностью цифровизировала документооборот по ним, не улучшила, а ухудшила позиции России в рейтинге. В логике DB время, которое налогоплательщики тратят на работу с ФНС, реформа увеличила (время, на которое сократилось общение их с ПФР, ФОМС и ФСС, методика не рассматривает — сопоставимость оценки DB затрат на соцплатежи проблематична для многих юрисдикций), а число платежей, администрируемых так же, как налоги, увеличилось.

К тому же, респонденты по методике DB ориентируются в анкетах на приведенные цифры прошлого года, оценивая формально «профильные» изменения законодательства как улучшения или ухудшения именно от этих данных (объясняя, как изменения в законах должны изменить прошлогоднюю цифру), а не оценивая реальные затраты на подготовку отчетности заново. Все это приводит к необъяснимому расхождению оценок Форума налогового администрирования ОЭСР, рассматривающего Россию как одного из мировых лидеров в цифровизации налогового администрирования, и ВБ, предполагающего достигнутый Россией уровень ниже среднего по отношению к показателям стран ОЭСР.

ВБ подробно ответил “Ъ” на претензии ФНС, всегда ссылаясь на действующую методологию DB, которой его оценки соответствуют. Но, как следует из описания ФНС и ВБ разногласий, проблема именно в ней. Так, системные решения ФНС в сфере цифровизации налогового администрирования, видимо, просто не могут учитываться DB. При этом, по данным “Ъ”, сходные проблемы с ВБ имеет и Минэкономики в сфере своей компетенции. Те же проблемы у ФТС РФ: таможенные субрейтинги РФ в DB при всех затратах на цифровизацию и явном изменении оценок участников ВЭД почти не повлияли на положение РФ в таможенном субрейтинге. Показатели DB остаются основой для части KPI части российских госслужащих, но дело вряд ли в этом. Суть претензий ФНС и Минфина к ВБ не в том, что рейтинг России низок или высок, а в том, что текущая практика составления DB не позволяет им улучшать администрирование на основании полученных оценок. Это очень жесткая претензия: как раз на такую схему использования ориентирован весь проект Doing Business.

Публичность обсуждения того, что отражает DB и что он должен отражать, может инициировать дискуссию внутри ВБ о коррекции или расширении методологии. DB в идеале должен оценивать «легкость ведения бизнеса в целом», а не «легкость ведения бизнеса только по объявленным параметрам» — отчасти спор ФНС и ВБ об этом. С критикой DB в январе 2018 года уже выступало правительство Чили, часть претензий (также во многом относящихся к налоговым субиндикаторам) признал главный экономист ВБ Пол Ромер. Коррекция методологии DB, основанной на «учитываемых или не учитываемых ВБ реформах», должна в первую очередь вернуть рейтингу референтность для инвесторов, а не для экспертного сообщества. Сомнения в объективности DB, не без проблем учитывающего реалии цифровизации и административных реформ, в последние годы только расширялись, ориентация стран—участников ВБ на альтернативные рейтинги уже становится общим местом.

Минэкономики выступило за единые правила для разрешений на работу бизнесу


При нынешнем законодательстве разрешения оформляются более чем на 500 видов деятельности, но регулируются процедуры по-разному — в основном, ведомственными актами. В такой ситуации нагрузка на бизнес увеличивается, считаю эксперты

Минэкономразвития подготовило законопроект, который предусматривает, что бизнес должен получать разрешения на разные виды деятельности по единым правилам. Об этом пишут «Ведомости», ознакомившиеся с документом.

Как пояснил газете вице-президент РСПП Александр Варварин, при нынешнем законодательстве разрешения оформляются более чем на 500 видов деятельности, но регулируются процедуры по-разному — в основном, ведомственными актами. В такой ситуации нагрузка на бизнес увеличивается, заявил изданию ответственный секретарь комитета по контрольно-надзорной деятельности «Деловой России» Илья Борзик.

Замминистра экономики Савва Шипов в свою очередь сообщил, что благодаря общим правилам у бизнеса появится «четкое понимание» того, как получать эти разрешения. Единая система, по его мнению, также «гарантирует прозрачность процедур».

Национальные проекты
Власти усложнят блокировку счетов бизнеса и упростят контроль на таможне

Законопроект предполагает, что данные о выданных разрешениях будут бесплатно доступны в открытом доступе в электронных реестрах. Однако, если речь идет о безопасности и обороне, будут выдаваться печатные документы, уточнили «Ведомостям» в Минэкономразвития.

Впрочем, пишет газета, у бизнеса «есть претензии» к документу. В частности, предприниматели недовольны, что для лицензирования, аккредитации и сертификации раздельное регулирование останется прежним. Кроме того, указал Борзик, в нынешней редакции законопроекта список разрешений открытый, что создает неопределенность. Член совета «Опоры России» Дмитрий Несветов добавил, что условия выдачи разрешений «все время меняются», и бизнесу необходимо тратить время и деньги, чтобы подстраиваться под них.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/business/05/11/2019/5dc0a7409a794785bda885e2

Где инноваторам жить хорошо

Москва, Татарстан и Санкт-Петербург остались лидерами рейтинга инновационного развития регионов РФ, подготовленного Высшей школой экономики. Также в десятку вошли Томская, Нижегородская, Московская, Свердловская, Новосибирская, Челябинская и Калужская области. Во вторую группу, где отставание от лидеров составляет 20–40%, попали 42 региона, в третью (40–60%) — 29, сильнее всего — более чем на 60% — отстали от лидеров Калмыкия, Дагестан, Ингушетия, Еврейская АО, Ненецкий и Чукотский автономные округа.

Авторы доклада отмечают большой разброс региональных оценок по субрейтингам. Всего рейтинг учитывает 53 критерии, разделенные на пять групп. Первая анализирует текущее состояние инновационного развития регионов, в частности социально-экономические условия (макропоказатели, образовательный потенциал населения, потенциал цифровизации). Здесь четверка лидеров та же, что и в общем рейтинге, а далее расположились Самарская область, Хабаровский край, Свердловская область и Ямало-Ненецкий округ. Ведущими регионами страны по ВРП в расчете на одного занятого в экономике традиционно стали нефтегазовые Ямало-Ненецкий автономный округ и Ханты-Мансийский автономный округ — Югра. Вторая группа критериев оценивает научно-технический потенциал (финансирование научных разработок, научные кадры, результативность исследований) — здесь лидируют Томская и Ульяновская области, а также Санкт-Петербург.

Третья часть критериев касается непосредственно инновационной деятельности (включая затраты на НИОКР и их результативность) — возглавили этот субрейтинг Татарстан, Чувашия и Санкт-Петербург. Четвертый блок оценивает экспорт товаров и услуг, а также знаний (Санкт-Петербург, Москва, Нижегородская область). Пятый — качество инновационной политики регионов (оценивает степень значимости такой повестки в стратегических документах и текущей деятельности органов власти регионов, расходы из бюджета региона, степень участия в федеральной политике в этой области). Лидер этого блока — Татарстан, в целом регион имеет наиболее равномерное распределение позиций во всех категориях рейтинга. Второе место досталось Москве, третье — Новосибирской области, далее следуют Нижегородская и Калужская области.

Источник: www.kommersant.ru

Фильтруй контент

С 1 ноября в России вступает в силу закон о «суверенном рунете», подразумевающий установку на сетях операторов систем фильтрации интернет-трафика для противодействия угрозам. Государство пока не утвердило перечень этих угроз, как и еще ряд подзаконных актов. По данным источников “Ъ”, на федеральное развертывание технических средств уйдет еще примерно год и положения закона пока фактически будут действовать не на всей территории страны.

Закон об изменениях в ФЗ «О связи» и ФЗ «Об информации» частично вступил в силу 1 ноября. Ряд пунктов, в том числе положение о национальной доменной зоне и криптографической защите, начнут действовать с 1 января 2021 года. Документ внесли сенаторы Людмила Бокова, Андрей Клишас и депутат Госдумы Андрей Луговой. Законопроект подвергся резкой критике участников рынка и с рядом поправок ко второму чтению был окончательно принят Госдумой 16 апреля. Закон обязывает операторов устанавливать на сетях технические средства противодействия угрозам (ТСПУ), которые позволят фильтровать трафик и ограничивать доступ к запрещенным сайтам.

Эти устройства, к которым, как уточняли в Минкомсвязи, относится оборудование DPI (Deep Packet Inspection, глубокой фильтрации трафика), операторам предоставит Роскомнадзор, их установка и обслуживание будут осуществляться за счет бюджета. В случае угрозы устойчивости и функционированию российского сегмента интернета централизованное управление сетью перейдет к Роскомнадзору. Кроме того, закон предполагает создание специального реестра точек обмена трафика и проведение учений «не реже раза в год» по обеспечению безопасности российского сегмента интернета. Андрей Клишас оценивал затраты на реализацию законопроекта в 20 млрд руб. На вопрос “Ъ” о том, актуальная ли эта оценка сейчас, господин Клишас заметил: «Никаких новых данных у нас нет».

До вступления закона в силу Роскомнадзор инициировал проверку работы ТСПУ на сетях операторов. Тестирование началось на базе решений, которые в июле закупил подведомственный Роскомнадзору Главный радиочастотный центр (ГРЧЦ). По данным сайта госзакупок, сумма контракта составила 689,6 млн руб., его исполнитель не раскрывается. Речь идет о закупке решений компании RDP.ru, 15% которой принадлежит «Ростелекому». Интегратором в рамках теста выступила компания «Данные — центр обработки и автоматизации» (ДЦОА), возглавляемая бывшим замминистра связи и экс-главой Nokia в России Рашидом Исмаиловым, писал РБК. Представитель ДЦОА Дмитрий Захаров подтвердил “Ъ”, что компания стала интегратором и что установка ТСПУ производилась в Уральском федеральном округе. «Результаты тестирования может прокомментировать только заказчик, как и график введения оборудования в строй»,— добавил он. В Роскомнадзоре не ответили на запрос, в Минкомсвязи отказались от комментариев. Также поступили представители МТС, «МегаФона», «Вымпелкома», Tele2, «ЭР-Телекома». В «Ростелекоме» лишь сообщили, что компания «выполняет требования закона».

Операторы с высокой долей вероятности готовы к исполнению закона. Но с 1 ноября для абонентов ничего не изменится»,— рассказал источник “Ъ” в одном из операторов.

Однако власти пока не утвердили перечень угроз, при которых «выключается рубильник рунета», констатирует собеседник “Ъ” в одном из операторов. Официально опубликованы только семь подзаконных актов из 26 необходимых, оценивает гендиректор Diphost Филипп Кулин. По его словам, приняты три изменения в положения о Минкомсвязи, Роскомнадзоре и ГРЧЦ, а также условия установки ТСПУ. «Этого, я считаю, достаточно, чтобы они могли жонглировать правом и с некоторыми оговорками впихивать операторам ТСПУ»,— категоричен Филипп Кулин. Технических требований к ТСПУ до сих пор нет, замечает аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. К тому же пять или шесть подзаконных актов к этому закону находятся на «регуляторной гильотине», и не факт, что они вообще вступят в силу, уточняет он. По словам близкого к администрации президента источника “Ъ”, закон все же начнет работу, «но по факту не на всей территории». Собеседник “Ъ”, участвовавший в тестировании ТСПУ на сетях операторов, полагает, что на федеральное развертывание необходимого оборудования уйдет еще примерно год.

Источник: www.kommersant.ru