Архив Июль 2019

Не выдать себя клубами дыма

В РФ начинается разработка долгосрочной стратегии развития с низким уровнем выбросов парниковых газов. Эксперты говорят об уникальности российской ситуации — прежде всего, из-за зависимости от экспорта ископаемого топлива и энергоемких промышленных товаров. Они подчеркивают — основным стимулом для снижения эмиссии в РФ должна стать диверсификация экономики в условиях потенциально снижающегося спроса на углеводородные ресурсы в мире.

Сегодня в «Деловой России» проходит круглый стол «Стратегия с низким уровнем выбросов парниковых газов: мировой опыт и перспективы реализации в России». Как подчеркивают его организаторы, это первая попытка обсудить будущую стратегию низкоуглеродного развития с представителями ведомств, бизнеса и научно-исследовательских центров (ВШЭ, Института проблем естественных монополий, Международного центра устойчивого энергетического развития). Стратегия должна быть разработана и принята правительством к декабрю 2019 года, но работа над ней еще не начата, говорят эксперты.

Как уже сообщал “Ъ”, РФ готовится ратифицировать Парижское соглашение (ПС) в ближайшие месяцы (см. “Ъ” от 9 июля) — оно также призывает страны «сформулировать долгосрочные стратегии развития с низким уровнем выбросов». Но ратификация ПС скорее международно-политическое событие, а разработка стратегии — это вопрос модернизации и трансформации экономики, включая поиск практических мер снижения выбросов парниковых газов и модели углеродного регулирования. Пока подобные стратегии подготовили 12 стран, в том числе США, Канада, Германия, Франция, Украина,— в них прописаны долгосрочные цели по снижению выбросов до 2050 года и меры по их достижению. Отметим, что буквально неделю назад генсек ООН отправил главам правительств письмо с призывом разработать планы углеродной нейтральности к 2050 году и проинформировать ООН о планах снижения эмиссии до 7 августа (23 сентября генсек ООН проводит специальный климатический саммит в Нью-Йорке).

Сегодня на мероприятии в «Деловой России» будут обсуждать главным образом подходы к разработке и принципы долгосрочной стратегии низкоуглеродного развития. Напомним, законопроект об углеродном регулировании (см. “Ъ” от 18 марта) уже полгода находится на согласовании в правительстве. «Важнейшие вопросы для обсуждения низкоуглеродной стратегии сейчас — это, во-первых, баланс между сохраняющейся ориентацией экономики на углеродоемкие отрасли и ее переходом на низкоуглеродные рельсы. Во-вторых, это увязка стратегии с другими стратегическими документами. В-третьих — поиск диалога, в том числе и с компаниями ТЭК и лесного сектора»,— говорит один из организаторов мероприятия, представитель «Деловой России» Олег Плужников.

Игорь Макаров из ВШЭ подчеркивает, что специфика РФ «в огромной зависимости от ископаемого топлива, его экспорта, а также экспорта энергоемких промышленных товаров». «Вдобавок, Россия уже имеет сложнейшую систему налогов и субсидий в энергетике, потому простое заимствование зарубежного опыта углеродного регулирования ей не подойдет»,— полагает он. «Никто не говорит, что переход к низкоуглеродной экономике для России будет простым и безболезненным, но если не принимать конкретных мер, последствия будут еще более неприятными — прежде всего, в связи с ограниченными возможностями роста экономики за счет традиционных ресурсных секторов»,— соглашается и глава российского отдела услуг в области устойчивого развития EY Сергей Дайман. «Мир начал переход на низкоуглеродную модель роста, и любое отставание в этом движении — угроза безопасности и технологической отсталости. РФ нужны новые драйверы роста, прежде всего в области снижения энергоемкости»,— полагает директор центра энергоэффективности «XXI век» Игорь Башмаков.

Обсуждение стратегии и регулирования сейчас предлагаются в отрыве от целей снижения выбросов (минус 25–30% к 2030 году от уровня 1990 года.— “Ъ”), констатирует Игорь Макаров. «Эта цель выполняется без каких-либо дополнительных усилий, а значит и дополнительные инструменты формально не нужны — как следствие, углеродное регулирование воспринимается бизнесом как фискальный механизм. Важно воспринимать декарбонизацию как инструмент для диверсификации экономики: возможности экспорта углеводородов, а в перспективе и углеродоемких товаров, будут сокращаться, в том числе из-за климатической политики других стран»,— считает он.

Вступил в силу закон об ипотечных каникулах

Россияне получили право на ипотечные каникулы. Соответствующий закон вступил в силу в среду, 31 июля.

Таким образом с 1 августа от уплаты НДФЛ освобождаются доходы граждан, полученные по ипотечным каникулам. Материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование заемными средствами в течение льготного периода, не будет признаваться доходом.

Ввести ипотечные каникулы предложил 20 февраля президент Владимир Путин. Они предназначаются для граждан, которые временно лишились дохода, начали пропускать платежи по ипотечным кредитам и не могут продолжать ежемесячные выплаты банку.

Вопрос реструктуризации ипотечных кредитов в последнее время приобрел особую значимость. В 2018 году в Банк России поступило 10,2 тыс. обращений жилищных заемщиков в связи с невозможностью исполнения ими принятых на себя обязательств.

Правительство создаст для экспортеров единую систему внешней торговли

Законопроекты, регулирующие работу «Одного окна» для экспортеров, должны быть готовы до конца года. Сервис, призванный избавить компании от «бумажной волокиты», заработает в конце 2020 года

Правительство к концу 2019 года должно подготовить законопроекты, закрепляющие за создаваемой Российским экспортным центром (РЭЦ) системой «Одно окно» статус федеральной государственной информационной системы. Сервис для экспортеров предусматривает электронный документооборот между компаниями и госорганами, в частности, в рамках валютного контроля и таможенного декларирования. Это следует из подписанного 26 июля премьер-министром Дмитрием Медведевым распоряжения правительства. Документ есть у РБК, его подлинность подтвердил источник в аппарате правительства.

Как сообщил РБК гендиректор РЭЦ Андрей Слепнев, до конца этого года появится работающий прототип информационной системы «Одно окно» и входящего в нее «Реестра экспортеров». Полноценный запуск сервиса запланирован на ноябрь 2020 года, следует из паспорта национального проекта «Международная кооперация и экспорт». Позже, к концу августа 2021 года, должны заработать дополнительные сервисы «Одного окна», включая лицензирование, сертификацию, идентификацию товаров двойного назначения, предоставление субсидий, получение разрешительных документов.

Как будет работать «Одно окно»

«Главное преимущество нового сервиса заключается в том, что он позволит из одной точки доступа (личного кабинета экспортера) запрашивать в электронном виде без личного взаимодействия полный перечень услуг и функций органов государственной власти, в том числе контролирующих органов, РЭЦ и иных организаций в сфере экспортной деятельности, снизить трудозатраты, сократить количество бумажных документов, а главное — сэкономить время экспортера», — говорит Слепнев.

Регистрация в системе будет добровольной. Создать свой цифровой профиль и загрузить необходимые документы компании понадобится единожды. В дальнейшем этот набор документов можно будет использовать для отправки в различные органы власти.

На базе «Одного окна» будет формироваться реестр экспортеров и профессиональных участников внешнеэкономической деятельности. При соблюдении определенного перечня критериев экспортер с положительным опытом более трех лет будет попадать в реестр профессиональных участников внешнеэкономической деятельности, для которых планируются льготы и преференции, отметил Слепнев.

Валютный контроль остается, но в электронной форме

Как следует из распоряжения правительства, в закон «О валютном регулировании и валютном контроле» планируется внести поправки, обязывающие экспортеров, подключившихся к «Одному окну», размещать в системе документы и сведения по совершенным валютным операциям. Одновременно они будут освобождены от необходимости предоставлять эти документы в бумажном виде по каждой валютной операции ФТС, ФНС, Банку России и агентам валютного контроля (банкам).

Валютный контроль остается главным ограничением для экспортеров, отмечает директор Института международной экономики и финансов Всероссийской академии внешней торговли Александр Кнобель. «Валютный контроль — это тот барьер, который еще действует. И реформирование валютного законодательства — это для экспортеров чувствительный момент, который может значимо сказаться на снижении их издержек», — считает он.

В «Опоре России» скептически оценивают положительный эффект для экспортеров от «Одного окна». По мнению вице-президента организации Николая Дунаева, создание системы позволит главным образом выполнить задачу «освоения бюджетные средств на создание какой-то очередной продвинутой площадки». При этом он признает, что бумажная волокита и отчеты по валютным операциям осложняют работу экспортеров.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/31/07/2019/5d405a669a7947265fe687f7

Триллион из нашего кармана: экономические реформы государства оплачивают россияне

Реальные доходы россиян практически беспрерывно падают уже шестой год подряд. И это притом что зарплаты в стране, если верить официальной статистике, растут, пенсии индексируются, социальные пособия увеличиваются. Но люди в подавляющем большинстве своем все равно в минусе. Почему так происходит? Четкого ответа на этот вопрос высокие чиновники не дают. И, возможно, не случайно: ведь это именно они — депутаты с подачи правительства — принимают многочисленные законы, которые лишь осложняют россиянам жизнь: повышают налоги, поднимают тарифы, вводят новые сборы. Мы собрали законодательные изменения последних лет, которые прямо или косвенно ухудшили благосостояние и качество жизни людей.

Эх, налоги…

С 1 января 2019 года вступил в силу закон, повышающий ставку налога на добавленную стоимость с 18% до 20%. Этот налог — традиционный источник существенных фискальных поступлений в федеральный бюджет, и теперь он стал еще больше. Дополнительные 2% сбора будут приносить в казну 600–630 млрд рублей ежегодно. Эти деньги должны пойти на исполнение майских указов, которые, в свою очередь, направлены на борьбу с бедностью, улучшение социально-экономической обстановки, словом, во имя народного блага. Однако пока что повышение НДС повлекло за собой лишь ускорение инфляции, рост цен на товары и услуги и, как следствие, падение доходов населения. Проще говоря, россиян вынудили самих профинансировать заботу государства о них.

Эксперты Института актуальной экономики подсчитали, что за рост НДС каждый россиянин заплатит 4200 рублей в год. Они же спрогнозировали, что покупательская способность населения снизится в результате на 2%. Иными словами, если раньше мы могли купить 100 кг мяса в год, то теперь нам хватит лишь на 98 кг.

Прогнозы сбылись. Росстат отчитался, что за I полугодие 2019 года реальные доходы населения снизились на 1,3%. Правда, свой вклад в обеднение страны внес не только НДС. Аналитики ИАЦ «Альпари» считают, что повышение налога увеличило инфляцию потребительских цен на 0,1%, и на такую же величину инфляция увеличилась за счет повышения ставки акцизов. «Каждое повышение инфляции потребительских цен на 0,1% снижает реальные доходы населения на 0,5%. Соответственно, половину из общего процента падения доходов обеспечили повышение НДС и акцизов с 1 января», — отметили в «Альпари».

В 2016 году власти решили реформировать расчет налога на имущество граждан. Нововведения не подавались как повышение налога, речь шла лишь о «более справедливой» системе его начисления, однако на деле владельцы собственности получили квитанции с увеличившимися в разы суммами. Прежде налог на имущество граждан считался исходя из инвентаризационной стоимости объектов (по БТИ). Власти посчитали, что в большинстве случаев эта стоимость занижается, и предложили начислять налог исходя из кадастровой стоимости недвижимости.

В результате пересчета суммы налогов увеличились в 2 раза и больше. Больше всего пострадали владельцы элитной недвижимости или квартир в центре столиц: им стали приходить извещения с суммой налога в десятки тысяч рублей. При этом многие эксперты и собственники квартир сомневаются в достоверности кадастровой стоимости, оцененной Росреестром. Нередки случаи, когда рыночная оценка квартиры значительно ниже кадастровой. В комиссию при Росреестре поступают десятки тысяч обращений по пересчету кадастровой стоимости и почти две трети из них удовлетворяются. При этом кадастровая стоимость каждый год меняется: если человек один раз доказал свою правоту, это совсем не значит, что на следующий год ему не придется заниматься этим снова.

Консалтинговая компания «Финэкспертиза» сообщала, что средний чек налога за имущество с 2015 по 2017 год вырос в 1,7 раза — до 355,8 рубля. Во столько же раз увеличились и доходы российского бюджета от этого налога, составив более 52 млрд рублей.

Кстати, из-за изменений в имущественном законодательстве с начала этого года люди стали массово избавляться от дач: число предложений о продаже резко выросло. Самые частые причины — неподъемный налог или острая необходимость в деньгах. Дело в том, что в этом году закончилась «дачная амнистия», и теперь дачники должны в обязательном порядке оформить в собственность загородную недвижимость. При регистрации часто увеличивается кадастровая стоимость дома, а вместе с этим и налог.

Неподъемные акцизы

В России регулярно повышаются ставки акцизов на топливо, алкоголь и табачные изделия. Например, акцизы на табак повышались и в 2017 году, и в 2018-м, и в 2019-м. До 1 июля прошлого года ставка составляла 1562 рубля за тысячу штук, затем до конца 2018 года акциз повысили до 1718 рублей на тысячу штук, а с 2019 года — до 1890 рублей. К 2021 году акциз на сигареты поднимут трижды в общей сложности на 26%, до 2,6 тыс. рублей.

Акцизы на алкоголь повышались в последний раз в 2017 году. Тогда акциз для продукции с долей спирта выше 9% повысился с 500 до 523 рублей за литр. Ставка на алкоголь крепостью до 9% составила 418 вместо 400 рублей. Правительство объявило, что до конца 2019 года ставки расти не будут. Однако в начале июля кабмин внес законопроект о поправках в Налоговый кодекс, которые значительно повышают акциз на вино в 2020 году — с 18 до 31 рубля за литр тихого вина и с 36 до 40 рублей за литр игристого. В результате цены повысятся на 15–20%. Между тем на долю акциза приходится более 40% розничной цены бутылки алкоголя. Увеличение ставок моментально влечет за собой рост цен на продукцию.

Две трети (около 70%) конечной стоимости бензина занимают налоги и акцизы: тут и НДС, и налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), налог на прибыль и топливный акциз. С 1 января 2019 года решением правительства акциз вырос в полтора раза. Ставка на тонну бензина увеличилась на 4,1 тыс. рублей, до 12,314 тыс. рублей за тонну, на дизельное топливо — на 2,876 тыс. рублей, до 8,541 тыс. рублей.

Из-за повышения топливного акциза на небольших АЗС (не входящих в вертикально интегрированные компании) цены повысили на 17,5% в мае–июне этого года, сообщал Росстат. В среднем же в первом полугодии 2019-го цены на бензин выросли на 6,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом правительство убеждало, что не допустит роста стоимости топлива выше, чем на уровень инфляции. Вслед за топливным акцизом взлетели цены на перевозки. Услуги пассажирского транспорта, по Росстату, подорожали на 7,4% с начала года, билеты в поездах — на 11,6%, авиабилеты — на 5,8%.

По данным «Яндекс.Котировки», с начала прошлого года цена литра бензина Аи-95 в среднем по России выросла на 4 рубля — с 41 до 45 рублей за литр. Если раньше полный бак среднестатистической легковушки можно было заполнить за 2500 рублей, то сейчас на это уйдет на 200 рублей больше.

«Повышение цен на бензин отразилось в инфляции, ведь его повышали и в начале 2018 года тоже. Официально инфляция в РФ по итогам прошлого года составила 4,2% после 2,5% в 2017 году. Однако эти цифры далеки от истины. В свою очередь, бензин за прошлый год подорожал на 10%. Примерно столько же и составила реальная потребительская инфляция, которую каждый ощутил на себе в виде роста цен. Акциз на сигареты вырос на 10%, а на крепкий алкоголь — на 5%. Соответственно, в рамках этой процентной разбивки подтянулись и цены на сигареты и спиртное», — оценил влияние повышенных акцизов на доходы россиян ведущий аналитик «Бизнес Инсайдер» Анар Исмаилов.

Ловушка для предпринимателей

В 2015 году власти запустили систему взимания платы с грузовиков за проезд по трассам «Платон». Правительство решило, что тяжеловесный транспорт наносит 56% от общего ущерба федеральным трассам. Именно такие грузовики и фуры перевозят по территории России товары, начиная от продуктов и заканчивая стройматериалами, техникой, автомобилями. Кстати, на ремонт дорог и так идут доходы от уплаты топливного акциза, однако властям этого оказалось мало. От системы «Платон» в Дорожный фонд должно перечисляться около 40 млрд рублей в год. «К 2019 году это позволит привести федеральные трассы в нормативное состояние», — говорили четыре года назад в правительстве. Дороги в России по-прежнему оставляют желать лучшего, тем не менее власти решили не останавливаться на достигнутом. С апреля 2017 года тариф увеличили на 25% — до 1,91 рубля за каждый километр пути. В текущем году тариф снова повысили — на 14 копеек, до 2,04 рубля за километр. Через полгода, с февраля, плату увеличат больше — до 2,20 рубля за км, а еще через год — до 2,35 рубля. Кстати, изначально уровень, до которого планировалось довести тарифы, составлял 3,73 рубля за километр, однако после массовых протестов дальнобойщиков его снизили. Сборы с грузовиков отразились в ценах на товары, которые они перевозили. По данным Ассоциации компаний розничной торговли, тарифы на перевозки товаров после запуска «Платона» выросли на 6–28%. Эти издержки заказчики логистических услуг заложили в конечную стоимость товаров.

Однако если обычные граждане испытали лишь косвенное влияние от введения «Платона», то некоторые категории населения потеряли часть привычных доходов. Например, уровень жизни дальнобойщиков (а их в России больше 1 млн человек), многие из которых возят грузы в качестве индивидуальных предпринимателей, с 2015 года, снизился на 10–15%, подсчитали эксперты Центра научной политической мысли и идеологии.

«Тарифы «Платона» внесли свою лепту в повсеместный рост цен, однако на фоне остальных проблем, которые присутствуют в экономике, она довольно незначительна. Поставщики поднимают стоимость своих заказов в основном из-за увеличения стоимости нефти, НДС и расходов на содержание парка грузовых автомобилей. Даже с учетом недавней индексации тарифов воздействие на инфляцию этого фактора будет ограниченным, тем не менее оно будет», — полагает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

Отметим, оценки вклада «Платона» в инфляцию в 2016 году колебались от 1–2% до 5%. Особенно это будет видно, когда тариф вырастет, предупреждал бизнес. Например, генеральный директор «Danone» Россия» Бернар Дюкро заявил, что, когда тариф поднимется вдвое, цена одной бутылки молока может вырасти на несколько процентов. Цены вырастут и в результате постепенной монополизации рынка, когда с рынка вынуждены будут уйти дальнобойщики-индивидуалы, которые оказывали услуги по более дешевым ставкам, чем транспортные компании.

Еще одну «ловушку» для предпринимателей власти приготовили в виде закона об обязательном оснащении точек торговли и оказания услуг онлайн-кассами. Установить оборудование предписывается в несколько этапов (по категориям предпринимателей). Эксперты отмечают, что по бизнесу с малыми оборотами новшество сильно ударило: издержки им придется покрывать за счет потребителей.

«По состоянию на июль 2019-го подавляющее большинство предпринимателей еще не успело поставить оборудование. Если учесть, что помимо самого кассового аппарата стоимостью от 6 тыс. рублей и выше придется потратить деньги на фискальные накопители — около 6000 рублей в год, услуги оператора фискальных данных — еще 3000 рублей в год, сим-карту для выхода в Интернет — минимум 200 рублей в месяц и 2400 в год, покупку и настройку программ (в некоторых случаях возможна лишь помесячная аренда), то бизнесменам не позавидуешь», — подсчитал Геннадий Николаев. Не позавидуешь и потребителям их услуг, на плечи которых в конце концов бизнес и скинет «прилетевшие» сверху незапланированные расходы.

Послали на три буквы: ЖКХ

В России бывало, что государство отказывалось индексировать пенсии, материнский капитал, соцвыплаты, зато одно повышается с неизменной стабильностью — тарифы ЖКХ. Они ежегодно индексируются на уровень инфляции. При этом не важно, выросли ли вслед за инфляцией доходы населения или нет. В 2019 году тарифы индексировались дважды, хотя традиционно это происходит один раз — в середине года. В связи с повышением НДС текущий год стал исключением. Платежки изменили в два этапа: с января — плюс 1,7% и с 1 июля — еще на 2,4%.

«Рост коммунальных тарифов из года в год становится постоянным источником негативного влияния на доходы россиян. Однозначно можно сказать, что тарифы ЖКХ и естественных монополий растут быстрее, чем зарплаты и доходы населения. И это болезненно бьет по карману россиян, причем на фоне не очень успешных итогов российской экономики и все еще слабого рубля. Таким образом, при одновременном падении доходов и росте тарифов ЖКХ для каждого плательщика издержки увеличиваются в среднем на 5–15% ежегодно», — отмечает руководитель аналитического департамента Международного финансового центра Роман Блинов.

К слову, коммунальные услуги занимают существенную долю в структуре расходов россиян. Исходя из расчетов в свежем исследовании «Потребительского индекса Иванова», подготовленного Сбербанком, на оплату ЖКХ граждане тратят 15,2% своих доходов, больше — только на еду. Продукты по-прежнему остаются самой крупной статьей расходов — на нее уходит 38,9% денежных средств семей. Таким образом на обязательные расходы у среднестатистического россиянина уходит почти две третьих заработка: покупать одежду, отдыхать, обеспечивать детей необходимым, благоустраивать жилье люди должны как-то умудриться на оставшуюся треть зарплаты.

Благими намерениями — дорога в нищету

В отчетах об исполнении консолидированного бюджета, объединяющего бюджеты всех уровней, прямо говорится, что увеличить налоговые поступления (а прирост исчисляется миллиардами) удалось благодаря повышению ставок или «переходу регионов к исчислению налога исходя из кадастровой стоимости» — в случае с имущественным налогом.

Однако у властей приготовлено оправдание: увеличение фискальной нагрузки они объясняют тем, что стране нужны деньги на исполнение нацпроектов к 2024 году. При этом чиновники всех уровней клянутся: в ближайшие 5 лет налоговых изменений не будет. Верится с трудом. Кто помешает им в следующий раз оправдать поборы очередной «высшей целью»?

Законотворческие тенденции последних лет настораживают. Складывается ощущение, что фраза «бешеный принтер», которой часто характеризуют нашу законодательную власть, — это не просто ироничный эпитет. Нормотворцы действительно как будто взбесились, иначе чем объяснить такое количество законов, вгоняющих население в беспросветную бедность, и непрерывно растущие траты? Причем останавливаться они не собираются.

Помимо норм, прямо влияющих на доходы, были приняты и те, чье влияние косвенное, но тоже существенное. Вот несколько примеров. «Закон Яровой» коснулся всей сферы связи коммуникаций, скорректировав цены и стоимость услуг. С 2017 года в России ввели так называемый налог на Google, который обязал иностранные компании, торгующие электронным контентом (видеоигры, приложения, музыка, электронные книги, фильмы и т.д.) на территории России, уплачивать НДС в бюджет РФ. Естественно, часть издержек цифровой бизнес переложил на потребителей. Нюанс в том, что как резиденты других стран эти компании уже перечисляют этот же налог своим государствам, то есть платят НДС дважды. Налоговый режим для самозанятых позволил фрилансерам легализоваться, но ценой потери части дохода. Режим начал действовать с 2019 года, но самозанятые уже перечислили налоговикам 127 млн рублей. Список можно продолжать еще долго.

«В условиях стагнации и экономического спада повышение фискальной нагрузки категорически противопоказано. Наоборот, нужно было стимулировать экономику, поддерживать бизнес, таким образом увеличивая спрос и запуская маховик экономического роста. При имеющемся профиците бюджета такие действия были бы логичны. Однако у нас пошли другим путем — наполнить «кубышку», собрать побольше с населения и бизнеса, надеясь, что народ потерпит, выдержит, затянет пояса в ожидании лучших времен. Вот теперь терпим и ждем», — объясняет мотивы государства экономист Игорь Николаев.

Последние пять лет реальные доходы населения только падали. По данным Росстата, падение составило 8,3% по сравнению с 2013 годом. Независимые эксперты называют еще более удручающие цифры — 11% и выше. За последний год, а он считался удачным для экономики, реальные доходы населения снизились на 0,2%. Тем временем доходы государства выросли на 17%. Есть такая поговорка: «За казной — как за стеной». Вот только в современной России стену на свои же кровные строят простые люди. И кажется, что потом их и оставят за этой стеной — умирать от голода.

Источник: www.mk.ru

Больше олимпиад, аренды и самозанятых

Опубликовано постановление правительства с новым порядком оценки эффективности работы глав регионов. Методика расчета большинства показателей, которые будут вычисляться Минэкономики, в большинстве случаев увязана со статнаблюдением Росстата, обойти их в силу этого сложно, системные исключения сделаны лишь для показателей объема инвестиций. Самым близким результатом применения методик будет в 2020 году давление региональных властей на незарегистрированную аренду, регистрацию в ФНС самозанятых. Ряд показателей — фактически в руках внешних к регионам ведомств, в том числе Минтранса и Росприроднадзора.

Новая методика оценки эффективности губернаторов, напомним, вводится в связи с реализацией нацпроектов, появлением у них отдельной системы ключевых показателей, а также «национальных целей развития» из майского указа президента Владимира Путина 2018 года. Дискуссии на площадках Госсовета весной-летом 2019 года отчасти сводились к определению этих методик (основные касались объемов софинансирования нацпроектов регионами). Напомним, недостижение губернаторами KPI формально может привести лишь к уменьшению доли распределяемых Минэкономики стимулирующих грантов, но в целом постановление правительства №915 от 17 июля сейчас является единственной для власти формализованной и официальной методикой успешности регионального руководства.

В целом показатели можно разделить на три группы. Первая фактически производна от соответствующих показателей Росстата по регионам — это де-факто «натуральные» показатели, влиять на которые региональная власть, в сущности, может ограниченно (прямым выполнением нацпроектов в расчете на то, что они дадут ожидаемый эффект). Эти показатели, например,— естественный прирост населения, ожидаемая продолжительность жизни, уровень реальных зарплат и число высокопроизводительных рабочих мест. Эти показатели сформированы довольно жестко: так, демографические данные предполагается вычислять просто по данным ЗАГС, уровень реальных зарплат — из статнаблюдений Росстата. В случае с KPI по продолжительности жизни исключение сделано для дальневосточных регионов: для них соответствие норме и графику улучшений будет рассчитываться не по общероссийским показателям, а по цифрам концепции демографической политики на Дальнем Востоке до 2025 года. Иногда формулы расчетов фиксируются с анекдотическими подробностями: постановление №915 — видимо, единственное постановление правительства РФ, в котором совершенно официально устанавливается значение основания натурального логарифма (число Эйлера, е) с точностью до 14-го знака после запятой.

Во второй группе показателей регионы де-факто зависимы от цифр, вычисляемых профильными ведомствами. Таковы, например, KPI по экологии (Росприроднадзор и Минэкологии), дорогам (Минтранс и Росгидромет), доступности городской среды (правительство): система сбора статистики для них не связана с Минэкономики и Росстатом и малопрозрачна.

В третьей группе разработчики методики из Минэкономики предоставили регионам более или менее простые способы некоторого формального улучшения показателей без радикальных реформ. Так, KPI по числу семей, улучшивших жилищные условия, в методике включает в себя не только число зарегистрировавших права собственности на жилье (собственность или соцнайм), но и зафиксированные фондом РЖС капремонты, а также число арендных договоров, поскольку методика предполагает учет последних только по зарегистрированным документам, стоит ждать новой волны давления по регистрации. KPI по образованию включает в себя охват разнообразными конкурсами и олимпиадами: это и без того раздутая в масштабах деятельность явно будет стимулироваться. В сфере малого и среднего предпринимательства основная возможность регионов — давление на самозанятых с целью их регистрации в таком качестве в ФНС, как «официальные самозанятые» (ориентир до 2024 года — 18% «тени», более 2 млн человек прироста) или как индивидуальные предприниматели (цель по приросту — 3,3 млн человек).

KPI по числу внебюджетных высокопроизводительных (в смысле производства зарплат) рабочих мест установлен компромиссно: в нем будут учитываться такие места в госкомпаниях, но не учитываться в собственно бюджетном секторе (прямо финансируемых из бюджетной системы). Наконец, в случае KPI по инвестициям (из которых будут «вычищаться» бюджетные инвестиции и инвестиции госмонополий) губернатор вправе обсудить в порядке исключения с советом по нацпроектам «индивидуальные графики» — таких, видимо, будет немало.